Босс японской мафии рассказал всю правду про якудзу
 
Босс японской мафии рассказал всю правду про якудзу
Архив NEWSru.com

Несмотря на активные действия полиции, покрытые традиционными татуировками члены преступных сообществ по-прежнему продолжают удерживать в Японии достаточно сильную власть и влияние.

Корреспонденту Independent (полный перевод статьи на сайте Inopressa.ru) удалось встретиться (что бывает, кстати, достаточно редко), с одним из руководителей мафиозной группировки, который рассказал о том, почему его стране нужны якудза.

Оценивая внешний вид Агаты Мицунори, журналист замечает, что его можно принять "за отставного государственного служащего". Он имеет безупречный вид - от аккуратно подстриженных серебристых волос до элегантных дорогих ботинок. Бросается в глаза лишь острый и жесткий взгляд глаз, окруженных многочисленными морщинками.

Встреча проходила в одном из офисов якудзы, расположенном в токийском увеселительном квартале Кабуките. Агата является весьма высокопоставленным лицом якудзы. Журналист описал, что при встрече он сидел в центре кабинета, обрамленного с обеих сторон фотографиями самых важных фигур в иерархии якудзы, и прежде всего своего "оябун" - верховного босса, или "крестного отца". "Каждый в нашей организации знает свое место", - говорит он.

Как организована якудза

Верхушка якудзы, которую составляет троица - местный босс, "большой босс" и "оябун" - человек, который считается символическим главой семьи японских якудза, организована таким образом специально для того, чтобы запугивать и держать в повиновении рядовых членов преступных группировок.

Преданность отцу "якудзы" означает полное подчинение личной амбиции и даже логики диктату и интересам "организации". Именно поэтому, считает Агата, жесткий и властный японский гангстер, несмотря на свой устрашающий образ, может быть полезен высокопоставленным людям.

Как и многие члены якудзы, Агата провел сотни мучительных часов под иглой татуировщика, чтобы покрыть рисунками все свое тело. Татуировка, как демонстрация физической силы и силы духа, является частью традиции якудзы, которая сохранилась без изменений вплоть до XXI века.

Несмотря на экономический спад, длящийся уже более десятилетия, и действие закона по борьбе с организованной преступностью от 1992 года, который, как предполагалось, сможет обуздать якудзу, вероятность исчезновения этой организации в ближайшее время крайне мала.

И если в первые годы после принятия закона количество членов якузды сократилось с 90600 до 79300 человек, то в последнее время большинство группировок смогли оправиться от нанесенного им удара, и в прошлом году, по данным полиции, численность якудзы уже составила 85300 человек.

Мафия активно участвует в легальных бизнес-проектах

Поскольку на фоне общего экономического спада сократились и доходы, получаемые от преступного бизнеса, якудза разработали план своего участия в легальных и устойчивых видах коммерческой деятельности. В ходе недавнего правительственного расследования было обнаружено, что целых 42% банковских займов, связанных главным образом с деятельностью строительных компаний, имеют отношение к организованной преступности.

По мнению экспертов, занимающихся проблемами организованной преступности, активное участие якудзы в легальном бизнесе и коррупция влиятельных политических деятелей объясняют, почему службы безопасности страны не объявляют мафии открытую войну.

Эксперты считают, что власти и якудза "находятся друг у друга в кармане". Обе стороны достигли своего рода баланса, при котором они в целом принимают существование друг друга, но внешне притворяются, что это не так.

Якудза нужна и простым японцам

Чтобы ощутить и понять место якудзы в японском обществе, следует посетить штаб-квартиру группировки "Ямагути-гуми" на тихой улице в пригороде Кобэ, в ста метрах от полицейского участка. В состав синдиката входят 17900 человек, что в пять раз превышает численность американской мафии во время пика ее деятельности.

Для местных жителей соседство с такой организацией стало залогом порядка и безопасности: здесь запрещают принимать на работу несовершеннолетних, продавать наркотики и даже бросать окурки возле здания.

Тишина немного нарушается только в пятый день каждого месяца шумом колес "Мерседесов" и "Лексусов", которые доставляют местных главарей преступных группировок, съезжающихся со всей Японии. За ежемесячными сборами якудзы наблюдают детективы, но никогда их не прерывают.

Два десятка преступных синдикатов, стоящих на вершине японской якудзы, в том числе и "Сумиеси-кай Агаты", официально публикуют адреса своих центров, находящихся, как правило, в лучших районах самых крупных городов, а члены этих организаций с гордостью вручают свои визитные карточки и другие корпоративные знаки отличия.

Главари мафии имеют контакты с политическими деятелями

Главари синдикатов на протяжении многих лет имеют контакты с президентами крупных корпораций и влиятельными политическими деятелями. Бывший премьер-министр Нобускэ Киси однажды помог организовать похороны одного из главарей якудзы, а другой премьер, Ёсиро Мори, выступил с речью на свадьбе, на которой присутствовал Юко Инагава, глава преступного синдиката "Инагава-кай". Когда же об этом сообщил еженедельный журнал, то Мори ответил, что он "понятия не имел, о том, кто такой Инагава".

На прошлой неделе Сидзука Какмэй, один из руководителей правящей Либерально-демократической партии (ЛДП), подтвердил факт получения 300 тыс. иен в качестве политического пожертвования от лидера группировки, входящей в состав "Ямагути-гуми". Писатель Карел ван Вольферен называет это явление "полным и окончательным симбиозом" между властями и якудзой. Это означает прагматическое признание обеими сторонами, что, если уж преступности быть суждено, она должна быть по крайней мере организованной.

Самая худшая вещь, устранения которой желает каждый в дисциплинированной Японии - это начавшийся хаос и беспорядки на улицах.

Ярким примером такого симбиоза была работа полицейского из Осаки. На прошлой неделе он ликвидировал группу, занимавшуюся проституцией, которой управляла группа подростков. В своем выступлении перед прессой полицейский заявил: "Мы ясно дали мальчикам понять, что, если якудза узнает о том, чем они занимаются, из них сделают начинку для пирога. Вы бы видели, как побледнели подростки, когда услышали это".

К помощи якудзы нередко прибегали и корпорации, чтобы сорвать массовые забастовки и демонстрации, а также для защиты политических деятелей, лоббирующих их интересы, и бизнеса от нападений других гангстеров. Расправой якудзы часто запугивают людей, выступающих против строительных проектов, составляющих огромную часть японской экономики.

Якудза - социально необходима?

Агата убежден в том, что его организация "социально необходима". "Правительство может попробовать ликвидировать нас, но что тогда будет? На улицы выйдут тысячи маленьких головорезов, угрожающих людям и третирующих всю округу. А мы обеспечиваем дисциплину и порядок. Именно поэтому мы не любим, когда нас называют "группами насилия" (так часто в Японии называют якудзу). Мы предпочитаем назвать себя "нинкедан" - "группами рыцарей". Конечно, у нас есть особые внутренние правила, но все наши насильственные действия регламентируются и находятся под строгим контролем. Мы следим за тем, чтобы они не затрагивали широкие массы", - говорит он.

"Несомненно, многое в жизни изменилось, - говорит Агата. - Раньше я имел обыкновение иногда встречаться и выпивать с полицейскими, но теперь мы этого больше не делаем, поскольку они начали создавать таких людей, как я. И бизнес от этого становится более трудным. Но мы всегда будем рядом. И до тех пор, пока в этом мире будут существовать трудности и несправедливость, всегда будут люди, нуждающиеся в нашей силе, опыте и возможностях".