В среду Хорошевский суд Москвы вынес оправдательный приговор в отношении научной сотрудницы Московского государственного университета имени Ломоносова Татьяны Егоровой
 
В среду Хорошевский суд Москвы вынес оправдательный приговор в отношении научной сотрудницы Московского государственного университета имени Ломоносова Татьяны Егоровой
НТВ

В среду Хорошевский суд Москвы вынес оправдательный приговор в отношении научной сотрудницы Московского государственного университета имени Ломоносова Татьяны Егоровой. Ее обвиняли в причинении смерти по неосторожности своей подруге во время посещения стрелкового клуба.

Судья Людмила Калинина вынесла оправдательный приговор в отношении Татьяны Егоровой "за отсутствием в ее действиях состава преступления", сообщает "РАПСИ" со ссылкой на пресс-секретаря суда Елену Егорову.

Начальнику университетской археологической экспедиции Татьяне Егоровой вменялась в вину часть 1 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет. Во время следствия и судебного процесса Егорова находилась под подпиской о невыезде.

Согласно закону, сторона обвинения, в случае несогласия с оправдательным приговором, может в течение десяти дней обжаловать его в вышестоящей инстанции - Мосгорсуде.

Напомним, трагедия в элитном стрелковом комплексе "Хищник" на улице Расплетина произошла вечером 13 апреля 2011 года. В тот день около 19:00 в заведение пришла компания ученых-историков, которые решили пострелять из боевого раритетного оружия. Автором затеи, оказавшейся смертельно опасной, был 34-летний археолог Максим Меньшиков. Он и раньше ходил в "Хищник" вместе с невестой Александрой Воронковой, а теперь решил взять с собой и друзей по случаю своего дня рождения 11 апреля.

Компания, большую часть которой составляли девушки, хотела опробовать знаменитую винтовку Мосина, использовавшуюся в обеих мировых войнах. Однако для начала посетители клуба остановили свой выбор на пистолетах "Марго" и "Викинг". Оружие отбирал Максим Меньшиков. Он же решил, что девушки будут стрелять из сравнительно маломощного пистолета "Марго", а мужчины - из "Викинга".

Администрация тира выделила шестерым посетителям лишь одного инструктора, которым был отставной сотрудник спецслужб Андрей Илюхин. Инструктаж клиентов, многие из которых впервые оказались в стрелковом клубе, носил формальный характер. Работники тира даже не стали требовать, чтобы все из них расписались за прочтение инструкции по технике безопасности.

Помещение тира, куда привели молодых людей, ограничивалось тремя огневыми рубежами. Они были отделены друг от друга перегородками в виде металлических решеток, которые предотвращают попадание стреляных гильз на соседний рубеж.

Позади рубежей расположен узкий коридор (так называемая "зона безопасности", в которой установлены барные кресла для зрителей). Однако из любопытства посетители распределились по всем трем огневым рубежам, наблюдая за тем, как кто-то из них ведет стрельбу.

Девушки без каких-либо затруднений отстрелялись из "Марго", после чего Максим Меньшиков заявил, что в обойме его "Викинга" осталось 10 патронов. Он предложил своим спутницам попробовать пострелять из этого мощного оружия. Однако ни инструктор, ни сам Максим не стали заострять внимание на особенностях "Викинга".

Первой решила стрелять 39-летняя сотрудница МГУ, начальник археологической экспедиции Татьяна Егорова. После первого выстрела из-за сильной отдачи ствол "Викинга" развернула влево, после чего произошел непроизвольный второй выстрел.

Пуля пробила боковую решетку, прошла в нескольких миллиметрах от головы коллеги Максима Меньшикова - Анатолия Кронштадтского, который стоял на соседнем огневом рубеже. Затем она пробила вторую решетку, и уже на следующем рубеже поразила в голову сотрудницу Института этнологии и антропологии РАН, 26-летнюю Александру Воронкову. Два часа врачи 67-й московской больницы боролись за жизнь девушки, но спасти ее не удалось.

Отметим, что при ударе пули о вторую перегородку от решетки отлетел кусок металла, который ранил в руку еще одного зрителя на третьем огневом рубеже - искусствоведа Елену Кадейшвили. Момент трагедии зафиксировала камера внутреннего наблюдения. Позже эти кадры были опубликованы изданием Life News.

В последнем слове обвиняемая со слезами на глазах просила прощения у потерпевших и друзей погибшей Александры Воронковой, которая была и ее близкой подругой. Вместе с тем виновной она себя не признала, так как считает себя жертвой обстоятельств и не обладает даром предвидения.

Кстати, родственники убитой девушки простили Татьяну Егорову сразу после трагедии и заявили, что не держат на нее зла. Они полагают, что к ответственности нужно привлекать администрацию "Хищника" и инструктора.

Тир для корпоративного отдыха

Материалы следственного дела и суда показывают, что в работе тира были допущены серьезные нарушения. В частности, в стрелковом клубе "Хищник", который почему-то позиционирует себя как развлекательный центр, был оборудован банкетный зал для корпоративного отдыха и VIP-клиентов, где велась торговля алкогольными напитками, писала ранее газета "Московская правда".

Фактически, любой желающий мог прийти в "Хищник" и пострелять из боевого оружия. Для этого ему требовалось лишь предъявить паспорт и купить патроны по цене 50-100 рублей за штуку.

При такой организации бизнеса, оказавшегося смертельно опасным, неудивительно, что в стрелковом сообществе о "Хищнике" ходила дурная слава. На соответствующих интернет-форумах после трагедии стрелки писали, что ответственные инструкторы сами увольнялись из этого заведения. Один из них при этом сказал, что "рано или поздно там будет "двухсотый" (то есть убитый, на армейском жаргоне).

Кстати, свидетели трагедии еще до рокового выстрела обратили внимание на пулевую отметину в перегородке на огневом рубеже. Судя по всему, в "Хищнике" уже происходили подобные нештатные ситуации, но выводов из этого никто не сделал.

В действиях инструктора Андрея Илюхина тоже усматриваются многочисленные ошибки, о чем говорили эксперты, в том числе и в суде. Родственники погибшей Александры Воронковой неоднократно обращались в прокуратуру Москвы с требованием провести полновесное расследование, однако всякий раз получали отказ в возбуждении уголовного дела в отношении работников злополучного тира.

По версии прокуратуры, вина за произошедшее лежит целиком на Татьяне Егоровой. Основанием для обвинения послужила первоначальная экспертиза. Однако через несколько месяцев, когда начался судебный процесс, выяснилось, что повторная экспертиза пришла к противоположным выводам. В итоге прокурор сам настоял на новом исследовании всех обстоятельств дела, ссылаясь на то, что первоначальную экспертизу проводила "уличная контора".

При повторном исследовании установлено, что после первого выстрела Татьяны Егоровой ствол пистолета в результате отдачи непроизвольно развернулся влево, после чего произошел неконтролируемый второй выстрел. Однако гособвинитель все равно настаивал на легкомысленном отношении подсудимой к стрельбе и потребовал для нее 1,5 года исправительных работ.

На суде инструктор Андрей Илюхин показал, что подсудимая выполняла все его указания в тире, хотя на первичном допросе говорил про "легкомысленное отношение" клиентки. У защиты в итоге сложилось впечатление, что показания писались под давлением со стороны следователя. Впоследствии Илюхин отказался от своих слов и назвал произошедшее несчастным случаем, сообщает корреспондент NEWSru.com, следивший за ходом процесса.

Ошибки инструктора

Так называемого "перворазника" при стрельбе инструкторы обязаны страховать. По правилам он должен находиться сзади за стрелком и слегка придерживать обе его руки за запястья, чтобы во время отдачи пистолет не отлетел в лоб самому стреляющему или не произвел неконтролируемый выстрел.

Судя по видеозаписи с камеры наблюдения и показаниям в суде, Андрей Илюхин не только не объяснил Татьяне Егоровой особенности оружия, но даже не страховал ее в момент стрельбы. Лишь после выстрела, когда оружие повело в сторону, инструктор пытался "поймать" руку своей подопечной.

На суде Андрей Илюхин заявил, что "надо было учиться стрелять, а не развлекаться ходить". А когда судья Людмила Калинина сказала, что это инструктор должен был "развернуть" прочь неподготовленного новичка, тот ответил: "Не имеем права. Люди оплатили деньги".

При этом Андрей Илюхин имеет безупречный послужной список отставного сотрудника спецслужб. У него есть награды, в том числе за предотвращение диверсии на флоте в 1987 году.

Добавим, что адвоката подсудимой Марка Крутера поразила некомпетентность молодого гособвинителя на процессе. Судья, фактически, не только делала ему замечания, но и помогала корректировать обвинительное заключение, так как прокурор забыл упомянуть в нем про удержание части заработка в пользу государства. На последних заседаниях гособвинитель и вовсе отсутствовал.

Свидетели также обратили внимание на невысокий уровень грамотности следователя СК РФ Сергея Турченкова, который и вел резонансное дело. Записывая показания, он делал грамматические ошибки и, судя по всему, плохо разбирался в оружии, написав вместо "винтовки Мосина" - "винтовка Моськина".