3 апреля, вице-премьер Ольга Голодец заявила, что в России почти 40 млн человек работают в непрозрачных условиях, заняты "непонятно где и чем". Именно из-за них, по мнению вице-премьера, у государства не хватает денег на социальную сферу
 
3 апреля, вице-премьер Ольга Голодец заявила, что в России почти 40 млн человек работают в непрозрачных условиях, заняты "непонятно где и чем". Именно из-за них, по мнению вице-премьера, у государства не хватает денег на социальную сферу
Администрация Президента РФ

3 апреля, вице-премьер Ольга Голодец заявила, что в России почти 40 млн человек работают в непрозрачных условиях, заняты "непонятно где и чем". Именно из-за них, по мнению вице-премьера, у государства не хватает денег на социальную сферу.

Голодец развивать тему не стала, однако известна ее принципиальная позиция по данному вопросу. В частности, в конце прошлого года, когда шли бурные дискуссии вокруг проекта стратегии пенсионной реформы, она использовала те же статистические данные, рассказывая о проблемах пенсионной системы России. Государство само виновато в таком количестве "серых" работников, уверено экспертное сообщество, чье мнение проводит сайт Заголовки.ру.

Значительная часть российской экономики остается в тени, и у властей, похоже, пока нет возможностей переломить эту ситуацию. Серый рынок труда - это неуплаченные налоги и пенсионные взносы, неучтенная продукция и услуги, нелегальный и во многом криминализированный бизнес, что в конечном счете снижает инвестиционную привлекательность России, пишет "Независимая газета".

"Новые Известия" отмечают, что на проблему, о которой говорит вице-премьер, у экономистов есть разные взгляды.

В частности, эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков считает, что масштабы явления не столь ужасающие, как их представляет Голодец, и далеко не все из 38 млн человек находятся в "сером" секторе экономики.

Значительная часть населения в трудоспособном возрасте не хочет заниматься экономической активностью, а просто ведет домашнее хозяйство, живя при этом на доходы, которые есть в семье, считает он. Они входят в число безработных, а их сейчас, по официальным данным, 4,3 млн человек.

Есть также такая категория людей, как собственники, получающие доход от владения предприятием или компанией, - иными словами, дивиденды, то есть в скрытой зоне экономики много вполне нормальных явлений, поясняет Игорь Поляков.

В наличии большого теневого сектора виновато само государство, заявил "Московскому комсомольцу" директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ-ВШЭ Сергей Смирнов: "Здесь на самом деле очень большая вина государства. Оно постоянно меняет правила игры. Работники не верят в то, что по достижению пенсионного возраста у них будет достойная пенсия. В России по-прежнему труд приносит больший доход, если его скрывать, люди пытаются сэкономить на всём. Государству надо радоваться: они не будут претендовать на хорошую пенсию, а только на социальную".

"Комсомольская правда" приводит мнение директора региональной программы Независимого Института социальной политики Натальи Зубаревич: "Голодец выделяет как "понятных" тех, кто работает на крупных и средних предприятиях, по которых ведется строгая ежемесячная зарплатная отчетность. И ее можно понять - с этих сумм платятся налоги.

Но есть еще мелкий бизнес, который работает вполне легально, но внятной информации об этих предприятиях мало, и сколько они реально зарабатывают - тоже. И наконец, есть 15-20 млн человек, про которых ни фискальные органы, ни специалисты рынка труда ничего не знают. Опросы показывают, что эти люди считают себя занятыми. Но чем конкретно они заняты, неизвестно. Если люди собирают и продают ягоды и грибы, это ведь тоже занятость".

Опрошенные РИА "Новости" эксперты утверждают, что цифры, приведенные вице-премьером, не совсем однозначны.

Ирина Соболева, заведующая лабораторией социально-трудовых отношений Института экономики РАН, полагает, что, по крайней мере, часть из этих 38 "потерянных" миллионов заняты вполне понятными вещами.

Во-первых, это студенты. Трудоспособным гражданин в РФ считается с 16 лет, таким образом, примерно до 22-26 лет, когда молодые люди получают высшее образование, они вполне могут не работать. Во-вторых, это домохозяйки - как правило, молодые матери, которые тоже заняты делом - ухаживают за детьми.

Довольно существенная доля из неучтенных на рынке труда россиян это те, кто работает на вполне официальных предприятиях, но на условиях устной договоренности или по гражданско-правовому договору - таких, по ощущениям Соболевой, больше трех миллионов.

Какую-то часть россиян с "неформальной занятостью" составляют индивидуальные предприниматели, их наемные работники. А также члены их семей, которые никак не оформлены, но занимаются семейным бизнесом. Причем довольно часто это высококвалифицированные и хорошо оплачиваемые россияне - адвокаты или стоматологи. Так что большой опасности для государства они тоже не представляют.

Цифра выглядит несколько завышенной, но близкой к реальности, говорит "Ведомостям" ведущий экономист ЦЭФИР Ирина Денисова. Разумнее сравнивать не с трудоспособным населением, а с реальным числом занятых - 71 млн человек, по данным Росстата на февраль 2013 года, отмечает она.

По данным Росстата за 2008-2011 годы, занятость на крупных и средних предприятиях сократилась на 7 млн человек, неформальный сектор (индивидуальные предприниматели и занятые у них; оказывающие платные услуги в частном порядке; занятые в крестьянских хозяйствах) увеличился почти на 9 млн человек - до 22 млн, или почти до трети всех занятых в экономике.

В краткосрочной перспективе неформальный сектор снижает уровень безработицы, но в долгосрочной больше минусов, отмечает Денисова: "Как правило, это сектор с низкой производительностью труда, где отсутствуют стимулы для модернизации производства".