Россияне почти не пользуются возможностями закона о банкротстве физических лиц, пишет газета "Ведомости". По состоянию на 1 ноября добились освобождения от долгов около 1 тыс. человек, что составляет всего 0,2% от числа потенциальных банкротов
 
Россияне почти не пользуются возможностями закона о банкротстве физических лиц, пишет газета "Ведомости". По состоянию на 1 ноября добились освобождения от долгов около 1 тыс. человек, что составляет всего 0,2% от числа потенциальных банкротов
Global Look Press

Россияне почти не пользуются возможностями закона о банкротстве физических лиц, пишет газета "Ведомости". По состоянию на 1 ноября добились освобождения от долгов около 1 тыс. человек, что составляет всего 0,2% от числа потенциальных банкротов, подпадающих под действие закона, вступившего в силу 1 октября 2015 года. Механизм реструктуризации задолженности вообще оказался неработающим, а инициаторами банкротства в 80% случаев были кредиторы, отмечает издание.

По оценке Объединенного кредитного бюро (ОКБ), сейчас под действие закона о банкротстве граждан подпадает 593 тыс. россиян с долгом более 500 тыс. рублей по одному или нескольким кредитам, платежи по которым не вносились от 90 дней.

В правовом бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" изданию рассказали, что в среднем в месяц подается около 3000 заявлений о банкротстве, из них самими должниками - всего 15-20%.

Причин невостребованности закона несколько, полагает издание. Так, в марте этого года впервые в российской судебной практике гражданину, уже признанному банкротом, было отказано в списании долгов. Суд счел, что житель Новосибирска "принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам", отказав ему в освобождении от долгов.

Другим гражданам процедура оказывается не по карману. Советник компании Saveliev, Batanov & Partners говорит, что банкротство граждан не приобрело массового характера из-за дороговизны и нежелания арбитражных управляющих участвовать в нем за предусмотренное законом вознаграждение - 25 тыс. рублей.

Проблему можно решить за счет введения упрощенной процедуры банкротства как минимум в отношении граждан, не имеющих имущества для реализации, а также установления дисквалификации для финансовых управляющих только за нарушения, повлекшие убытки кредиторов.

При этом, по оценкам бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры", при реализации имущества около 15% конкурсной массы тратится на вознаграждение управляющим и привлеченным ими лицам, а в среднем расходы составляют 200 тыс. рублей.

Еще одним фактором оказалась низкая юридическая грамотность и недостаточная информированность граждан. Год назад социологи выяснили, что 69% граждан в городах-миллионниках не знают о принятии закона о банкротстве физлиц, а в сентябре этого года таких оставалось более 50%. Треть россиян вообще ничего не знает о возможности банкротства физлиц.

Напомним, конце сентября этого года рабочая группа Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ) и союза их саморегулируемых организаций предложили упрощенную процедуру банкротства граждан.

Она рассчитана на рядовых заемщиков по потребительским кредитам, не имеющих отношения к бизнесу, чьи долги не превышают 1 млн рублей, оценка стоимости имущества - 500 тыс. рублей, а зарплата - три прожиточных минимума. Такие должники смогут рассчитывать на ускоренное рассмотрение дела и, возможно, на освобождение от выплаты вознаграждения конкурсным управляющим за ведение дела о банкротстве или на заметное сокращение платы.

Позднее комитет Госдумы по бюджету и налогам рекомендовал нижней палате парламента принять в первом чтении законопроект, снижающий размер пошлины для физических лиц при подаче заявления о банкротстве с 6 тыс. рублей до 300 рублей.

Упрощение процедуры, по словам экспертов, лежит в русле международной практики, где есть опыт регулирования процедуры без активов и с ограниченной суммой долга. Нововведение, однако, может столкнуться с такими трудностями, как "лавинообразный" рост количества обращений должников в суды и сложность отсечения недобросовестных физлиц, скрывающих реальные активы.