Нефть закрепилась на рубеже в 50 долларов за баррель
 
Нефть закрепилась на рубеже в 50 долларов за баррель
Архив NEWSru.com

Нефть закрепилась на рубеже в 50 долларов за баррель. После незначительного спада по итогам торгов во вторник, в ходе электронной торговли на Нью-Йоркской товарной бирже баррель прибавил в цене 20 центов и стоит 50,08 доллара, сообщает Bloomberg.

Нефть дорожает в связи с обеспокоенностью участников рынка снижением объемов добычи и запасов сырья в США из-за ураганов. Как отмечает "Интерфакс", нефтеперерабатывающим предприятиям необходимо аккумулировать достаточные запасы нефти для покрытия спроса на топливо в четвертом квартале, когда потребление топлива для отопления жилищ достигнет пика.

Кроме того, росту цен способствовала обострившаяся обстановка в Нигерии, являющейся крупнейшим африканским экспортером "черного золота". Вооруженные повстанцы, представляющие этнические общины южной части Нигерии, объявили войну правительству страны и потребовали от иностранных нефтяных компаний, добывающих нефть в дельте реки Нигер, остановить нефтедобычу к 1 октября и эвакуировать специалистов.

Цена фьючерсов на нефть WTI с поставкой в ноябре на NYMEX 28 сентября выросла на 26 центов и составила 49,90 доллара за баррель. При этом в ходе торгов был достигнут исторический ценовой рекорд - 50,47 доллара.

На Международной нефтяной бирже (IPE, Лондон) цена фьючерсов на Brent на ноябрь во вторник выросла на 52 цента - до 46,45 доллара за баррель.

Цена российской нефти Urals во вторник составила 41,10 доллара за баррель.

Le Temps: баррель за 50 долларов - бомба замедленного действия

ОПЕК умерла, мир ее праху. Председатель нефтяного картеля и министр нефти Индонезии Пурномо Юсгианторо прямо признал это, заявив во вторник: "ОПЕК больше не в состоянии ничего сделать".

Когда-то действия картеля заставляли вздрагивать весь нефтяной рынок, но то была другая эпоха, пишет швейцарская газета Le Temps, статью которой публикует Inopressa.

"ОПЕК больше нет. Хоть картель и обещает (как десять дней назад в Вене) в очередной раз поднять свои квоты на нефтедобычу, все бесполезно: цена за баррель продолжает расти, побивая все рекорды. Судя по всему, уже никто и ничто не может помешать адскому "танцу" барреля, сулящему мировой экономике не лучшие времена. Даже заявления Али ан-Наими, влиятельного саудовского министра энергетики, звучат не столь успокоительно, как раньше", - отмечает газета.

Нынешняя истерия - результат совпадения многих обстоятельств: это и достигшая пика опасность терактов в Саудовской Аравии, и дело ЮКОСа в России, и межэтнические волнения в Нигерии, и "великая жажда" Китая с его перегретой экономикой, и маневрирование биржевых спекулянтов, и снижение мощностей нефтеперерабатывающих заводов из-за постоянных циклонов в Мексиканском заливе.

Сегодня черное золото - это политический яд, это электоральная бомба замедленного действия для администрации Буша, утверждает Le Temps. В свое время администрация объявила изобилие дешевой нефти одним из своих приоритетов. Будучи первым в мире потребителем нефти, США как никогда остро нуждаются в диверсификации ресурсов как средстве снизить риски и защитить себя от непредсказуемых колебаний цен.

Как только Буш обосновался в Овальном кабинете, он поручил вице-президенту Дику Чейни провести одну секретную работу. Ее цель состояла в том, чтобы определить условия надежной энергетической безопасности США. Ибо нефть - грозное оружие в руках империи, позволяющее ей удерживать свою гегемонию.

В мае 2001 года Чейни ознакомил публику с открытой частью документа. Картина вырисовывалась апокалиптическая. В докладе говорилось о пропасти, возникающей между разведанными запасами нефти на планете и неуемным потреблением США: страна единолично поглощает половину добываемого в мире "черного золота". Самым красноречивым был последний раздел доклада, посвященный "укреплению международных альянсов". К 2020 году, говорилось в документе, США будут импортировать 66% нефти (против нынешних 55%). Поэтому следует сделать нефть "приоритетом внешней и торговой политики... уделить особое внимание России, Центральной Азии, Каспию, странам Залива, а также Западной Африке".

День 11 сентября 2001 года позволил перейти от теории Чейни к действиям, когда пораженная ужасом Америка обнаружила страшное двуличие Саудидов. На повестке дня - освобождение от гнетущей зависимости от Эр-Рияда с его 262 миллиардами баррелей запасов.

Сначала война в Афганистане позволила Вашингтону создать военные базы в Центральной Азии, вблизи крупных нефтяных месторождений Казахстана и нефтепроводов Каспия. Затем американские солдаты взяли Багдад - немножко для того, чтобы избавиться от "огромной опасности", но в основном для того, чтобы взять под контроль второй по значимости "резервуар" нефти на планете. С тайной надеждой вывести из состава ОПЕК "освобожденный" Ирак и уничтожить проклятый картель. Результат известен.

Появление на саудовской сцене "Аль-Каиды" еще больше повысило степень влияния геополитического риска на цену барреля: эксперты оценивают этот фактор в 8-12 долларов.

Другим неприятным для администрации Буша фактором, влияющим на цену барреля, уже многие месяцы является "дело ЮКОСа". Еще хуже для Вашингтона то, что эта перетасовка Кремлем российской нефтяной карточной колоды похоронила в зародыше "великий энергетический альянс" между США и Россией, торжественно заключенный в стеклянной башне Хьюстона в октябре 2002 года, когда ЮКОС согласился поставлять нефть в США.

До сих пор ведущие западные нефтяные компании, такие, как американские гиганты ExxonMobil, ChevronTexaco и ConocoPhillips, возлагали большие надежды на перспективные месторождения Сибири и российского Дальнего Востока (Сахалина). Теперь Бушу придется расстаться с мечтой о российском нефтяном эльдорадо - Владимир Путин взял это сектор под свой контроль, считает газета.

В свете перечисленных событий провал стратегии, озвученной Диком Чейни, очевиден. Экспорт демократии, просматривавшийся в американских военных планах относительно Ирака, обернулся экспортом геополитической нестабильности, которая и вызвала нынешний "взлет" барреля. Вместо дешевой нефти американские власти получили нерадостную реальность медленного нефтяного шока нового типа.