Ряд СМИ поддержали акцию солидарности с псковской журналисткой Светланой Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма за статью об архангельском подрывнике Михаиле Жлобицком
 
Ряд СМИ поддержали акцию солидарности с псковской журналисткой Светланой Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма за статью об архангельском подрывнике Михаиле Жлобицком
ГражданинЪ TV / youtube.com

Ряд СМИ поддержали акцию солидарности с псковской журналисткой Светланой Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма за статью об архангельском подрывнике Михаиле Жлобицком, и опубликовали ее открытое письмо. В нем Прокопьева цитирует свой текст, ставший поводом для возбуждения уголовного дела, и рассказывает о последовавших событиях - обыске, аресте, внесении в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга.

"Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков. В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан. Что заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое, общественно опасное, русло. Я по-прежнему так думаю", - пишет Прокопьева.

По ее мнению, уголовным делом об оправдании терроризма государство "лишь подтвердило" ее тезисы: "Наказать. Доказать вину и засудить - вот их единственная задача. Хватит и малейшей формальной зацепки, чтобы человека затащило в жернова судопроизводства". Журналистка подчеркнула, что не оправдывала терроризм, а анализировала причины теракта на входе в здание архангельского УФСБ.

"Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление-самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов - и хорошо, если ошиблась! - но никто этого не доказал. Обвинение вместо обсуждения - это, знаете ли, довольно примитивная и грубая позиция. Это кулак в лицо в ответ на устное замечание", - говорится в письме.

По ее мнению, по такому же принципу "можно выдумать уголовное дело из любого, более-менее острого текста. Достаточно найти "экспертов", которые подпишут нужное следователю "экспертное заключение". "Мое уголовное дело - это убийство свободы слова. Имея перед глазами мой пример, десятки и сотни других журналистов не решатся вовремя сказать правду", - заключила Прокопьева.

Полный текст письма опубликовали "Медиазона", "Дождь", "Новая газета", "МБХ медиа", радиостанция "Эхо Москвы", портал "Север.Реалии" и другие издания, в том числе региональные.

Руководитель Международной правозащитной организации "Агора" Павел Чиков опубликовал в Telegram скриншот лингвистической экспертизы по делу Прокопьевой, в которой говорится, что в тексте журналистки не содержатся лингвистические признаки оправдания терроризма. Чиков уточнил, что к исследованию были привлечены "три доктора наук и профессора, три кандидата наук и доцента Гильдии лингвистов экспертов, Института русского языка имени А.С. Пушкина и государственных вузов".

Правозащитник также напомнил, что по делу о самоподрыве Жлобицкого в приемной ФСБ не только прошла "сотня обысков", но также расследуется "минимум десяток таких же уголовных дел об оправдании терроризма за обычные комментарии к новости в соцсетях, как у Светланы Прокопьевой", в Архангельске, Самаре, Челябинске и других городах.

Уголовное дело против Светланы Прокопьевой было возбуждено в феврале. При обыске из ее квартиры изъяли ноутбук и телефон. Во время обыска дом журналистки оцепили вооруженные люди с автоматами и щитами, в белых маскхалатах. Из-за внесения в список экстремистов и террористов ее банковские счета заблокированы.

Радиостанцию "Эхо Москвы в Пскове" за передачу с Прокопьевой оштрафовали на 150 тысяч рублей по статье о злоупотреблении свободой массовой информации. Издание "Псковская лента новостей" за публикацию текста журналистки получило штраф в 200 тысяч рублей.