Истинная цель власти, заключившей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в тюрьму - не наказание "преступников", а расправа и грабительский отъем их собственности, считает адвокат экс-главы ЮКОСа Юрий Шмидт
 
Истинная цель власти, заключившей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в тюрьму - не наказание "преступников", а расправа и грабительский отъем их собственности, считает адвокат экс-главы ЮКОСа Юрий Шмидт
RTV International

Истинная цель власти, заключившей Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в тюрьму - не наказание "преступников", а расправа и грабительский отъем их собственности, считает адвокат экс-главы ЮКОСа Юрий Шмидт.

"Надо поискать того наивного, кто бы сомневался, что за направлением больного Лебедева на крайний Север, а Ходорковского – на дальний Восток, в самую труднодоступную исправительную колонию страны, за ухищренными издевательствами и необоснованными взысканиями, которыми регулярно подвергает его администрация колонии, стоит злая воля облеченных высокой властью лиц", - приводит слова адвоката пресс-центр Михаила Ходорковского.

Менее чем за полгода пребывания Ходорковского в ИК-10 на него было наложено несколько взысканий за нарушения режима. Ранее Юрий Шмидт полагал, что таким образом руководство колонии выполняет спущенную сверху установку - не допустить перевода Ходорковского на облегченные условия содержания и создать препятствия для условно-досрочного освобождения. Однако второе подряд водворение его в штрафной изолятор, по словам адвоката, наводит на мысль, что установка дана другая: на полное уничтожение. "Убедившись, что морально сломать Ходорковского ей не удастся, власть взяла курс на применение средств давления, которые он может просто не перенести физически", - заявил адвокат.

"Наше уголовно-исправительное законодательство содержит массу способов сделать жизнь заключенного невыносимой, - рассказал Юрий Шмидт. - В ШИЗО на весь назначенный осужденному срок (до 15 суток) запрещаются свидания, телефонные разговоры, получение передач, приобретение продуктов. Второе водворение в ШИЗО в течение года дает основание для признания осужденного злостным нарушителем, перевод в помещение камерного типа (ПКТ) до 6 месяцев и единое помещение камерного типа (ЕПКТ) до года. Для таких заключенных личные свидания запрещены на весь срок. Они вправе получать передачу один раз в 6 месяцев. Ежемесячная сумма средств на приобретение продуктов питания не может превышать 50% МРОТ. По особому разрешению администрации (эту льготу надо заслужить!) раз в шесть месяцев можно получить одно общее (краткосрочное) свидание".

Адвокат перечислил все нарушения Правил внутреннего распорядка, за которые Ходорковский получал взыскания. Первый раз в ШИЗО он был водворен, когда при обыске в его тумбочке обнаружили "запрещенные документы" - два приказа министра юстиции, касающиеся прав и обязанностей осужденных. Приказы эти, распечатанные из общедоступной базы, опубликованные в "Российской газете", получены им в письме, прошедшем лагерную цензуру. В обязанность последней, напомнил Шмидт, входит изъятие запрещенных материалов. Но цензор приказы пропустил, а в тот же день в тумбочке Ходорковского был произведен обыск, в ходе которого эти приказы были обнаружены и изъяты как "запрещенные документы".

Что касается семи суток ШИЗО за чаепитие в "неустановленном месте", то к этой информации, по словам адвоката, с недоверием отнеслись даже бывалые политзеки, прошедшие советские лагеря. Оценивая адекватность наказания "нарушению", он объяснил, что в ИК свидания с адвокатами предоставляются в "свободное от работы" время осужденного – с 18 до 22 часов. 2 марта этого года Верховный Суд признал этот порядок незаконным, но Генеральная прокуратура обжаловала решение, и в силу оно пока не вступило. Чтобы использовать отпущенное на встречу с адвокатами время по максимуму, Михаилу Ходорковскому приходилось жертвовать ужином. К моменту окончания свидания столовая, естественно, была закрыта, и выпить свою законную чашку чая, которой его лишили, в "установленном месте" он не мог, рассказал Юрий Шмидт.

Он заявил, что ни сами осужденные, ни их адвокаты не прекращают борьбы. В суд, в частности, поданы жалобы на грубое нарушение их законного права отбывать наказание по месту жительства. Правда, адвокат считает, что после того как недавно президент Путин публично заявил, что "место отбывания наказания для себя осужденные не выбирают, это право министерства юстиции", вероятность вынесения справедливого решения крайне мала.

Шмидт напомнил, что в соответствии со статьей 73 уголовно-исполнительного кодекса РФ все осужденные (за исключением специально указанных категорий: иностранцев, больных туберкулезом, работников правоохранительных органов, особо-опасных рецидивистов, и т.п.) должны отбывать наказание по месту жительства или осуждения. При отсутствии в этих регионах колоний соответствующего режима – в одном из ближайших субъектов федерации.

Защитник Ходорковского напомнил о беспрецедентно грубых и вызывающе демонстративных нарушениях прав подсудимых в период, предшествующий кассационному рассмотрению дела, и во время его слушания коллегией Московского городского суда. По словам Юрия Шмидта, сейчас стало известно, что в то же самое время, летом 2005 года, структурами ФСИН проводилась работа по подготовке направления Лебедева и Ходорковского в отдаленные колонии, хотя приговор по их делу еще даже не вступил в законную силу.

"Это еще одно свидетельство скоординированности действий различных по своей природе органов власти, подчинения всех их действий единой стратегии, разрабатываемой в специальном центре. Суды, прокуратура, ФСИН выступают в роли послушных исполнителей чужой воли", - заключил адвокат.

Тем временем, суд города Краснокаменска в Читинской области отложил на неопределенный срок рассмотрение жалобы адвоката экс-главы ЮКОСа на помещение Михаила Ходорковского в штрафной изолятор колонии.

Дело было отложено после того, как в понедельник Читинский областной суд отменил решение Краснокаменского суда по предыдущей жалобе адвоката Натальи Тереховой, не согласной с решением администрации колонии о наложении на Ходорковского взыскания в виде выговора.

"Дело отложено до возвращения жалобы из Читинского областного суда", - сказала председатель Краснокаменского суда Лариса Жукова.

Она пояснила, что в городском суде хотят ознакомиться с доводами областного суда, отменившего предыдущее решение суда Краснокаменска потому, что оно было принято на основании уголовно-процессуальных норм. Областной же суд счел, что дело должно было рассматриваться на основе гражданско-процессуальных норм. "Я лично с этим не согласна", - сказала Жукова.

Вторая жалоба Тереховой, касающаяся помещения Ходорковского в ШИЗО, также до сих пор рассматривалась Краснокаменским судом на основе уголовно-процессуальных норм. Поэтому сегодня дело было решено отложить на неопределенный срок.