ФСБ РФ завершила следствие по делу гендиректора ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт" академика Академии космонавтики Игоря Решетина и трех его коллег
 
ФСБ РФ завершила следствие по делу гендиректора ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт" академика Академии космонавтики Игоря Решетина и трех его коллег
Архив NEWSru.com

ФСБ РФ завершила следствие по делу гендиректора ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт" академика Академии космонавтики Игоря Решетина и трех его коллег. Все четверо подследственных обвиняются в незаконной передаче Китаю технологий двойного назначения. Ученые, так и не признавшие свою вину, приступили к ознакомлению с материалами дела, пишет "Коммерсант".

По делу проходят гендиректор ЗАО "ЦНИИМАШ-Экспорт" Игорь Решетин, его заместитель по безопасности Александр Рожкин, главный экономист ЗАО Сергей Визир, а также заместитель председателя экспортной комиссии ФГУП ЦНИИМАШ (соучредитель ЗАО) Михаил Иванов. Пятый обвиняемый, первый замгендиректора "ЦНИИМАШ-Экспорт" по экономике Сергей Твердохлебов, умер летом этого года от сердечной недостаточности. Как говорят его адвокаты, сердце Твердохлебова не выдержало стресса, вызванного уголовным преследованием.

По окончании расследования Игорю Решетину было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 189 ("Незаконный экспорт или передача технологий и научно-технической информации в организованной группе"), ч. 4 ст. 188 ("Контрабанда, совершенная группой лиц"), а также по ч. 3 ст. 160 ("Растрата, совершенная организованной группой") УК РФ. У остальных фигурантов дела количество статей обвинения меньше. Так, Сергея Визира обвиняют в соучастии в контрабанде и растрате. А Александра Рожкина и Михаила Иванова соответственно лишь в растрате и незаконной передаче научно-технической информации. Из них под стражей находятся Игорь Решетин и Сергей Визир, с остальных взяли подписку о невыезде.

Напомним, уголовное дело в отношении академика Академии космонавтики Игоря Решетина, гендиректора "ЦНИИМАШ-Экспорта" - одного из ведущих предприятий российской ракетно-космической отрасли, было возбуждено еще в декабре 2003 года. Тогда ФСБ предъявила ему обвинения в "незаконном экспорте материалов и технологий", а также незаконном выполнении работ, которые могли быть использованы "при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники".

Следователи посчитали, что в этих отчетах содержались двойные технологии, подпадающие под так называемые "контрольные списки", которые утверждаются указами президента России (они содержат перечень услуг и работ, контролируемых государством, в связи с чем для их передачи другим странам требуется гослицензия).

Одновременно ему инкриминировали растрату 19 миллионов рублей, выделенных Китаем на проведение фундаментальных научных разработок в области аэродинамического моделирования. Но за время следствия эта сумма увеличилась еще на 11 миллионов рублей.

По мнению адвоката гендиректора "ЦНИИМАШ-Экспорта" Анатолия Яблокова, в основу уголовного дела лег контракт, заключенный предприятием в 1996 году с Всекитайской импортно-экспортной технико-экспертной компанией точного машиностроения. По этому контракту "ЦНИИМАШ-Экспорт" должно было составить отчет о "численном моделировании аэродинамического обтекания асимметрических моделей в условиях сверхзвукового потока", который китайская сторона планировала использовать для создания пилотируемых космических кораблей.

По словам адвоката, с 1996 по 2003 год было подготовлено и отправлено в Китай 13 технических отчетов. Для выполнения предусмотренных контрактом работ, гендиректор "ЦНИИМАШ-Экспорта" привлек еще 13 научных учреждений, которым в течение пяти лет в качестве вознаграждения было выплачено 19 миллионов рублей.

Однако по мнению же следствия, выполняя контракт, руководство "ЦНИИМАШ-Экспорта" не имело права привлекать другие научные коллективы и, соответственно, платить им. Произведенные выплаты следователи ФСБ сочли "растратой вверенного имущества", обвинив в этом Решетина и двух его заместителей - Твердохлебова и Рожкина.

Между тем, по словам Яблокова и других адвокатов, никто из их подзащитных не признал своей вины - все ученые намерены "активно отстаивать свою невиновность в ходе предстоящего процесса".

"В деле 48 томов, в некоторых из них до 600 страниц, - сообщил адвокат. - Мой подзащитный знакомится с делом очень внимательно, поэтому сказать, сколько ему потребуется времени, чтобы прочесть дело, сложно".