Суд оправдал главу карельского "Мемориала" Дмитриева по делу об изготовлении детской порнографии
 
Суд оправдал главу карельского "Мемориала" Дмитриева по делу об изготовлении детской порнографии
Mediafond / wikipedia.org

Петрозаводский городской суд 5 апреля оправдал главу карельского отделения "Мемориала" Юрия Дмитриева, которого обвиняли по уголовным статьям о развратных действиях и изготовлении детской порнографии. Вместе с тем историк и правозащитник признан виновным в незаконном хранении оружия. Судья Марина Носова назначила ему наказание в виде двух лет и шести месяцев ограничения свободы.

Суд признал недопустимым доказательством и исключил из материалов дела первую экспертизу. При этом за Дмитриевым сохранено право на реабилитацию, сообщает "Медиазона". По словам его адвоката, с учетом времени, отбытого Дмитриевым под арестом, ему остается три месяца общественных работ, передает ТАСС.

Приговор оглашали в закрытом режиме. Когда Дмитриев вышел из зала суда, его встретили аплодисментами, радостными возгласами и объятиями. "Я дождалась, и я счастлива, - сказала его старшая дочь Екатерина Клодт журналистам. - Я знала, что это все неправда, и рада, что это доказано".

Сам Дмитриев сказал: "Как-то даже, наверное, не совсем правильно принимать поздравления. С чем меня поздравляют? С тем, что я не педофил, не этот самый, не тот самый - так я об этом тоже знал!"

При этом оправданный историк отказался общаться со съемочной группой НТВ, обвинив телеканал в "моральных домогательствах". Перед началом заседания сотрудница этого канала в коридоре громко спрашивала у Дмитриева, "зачем он снимал голую девочку". Он отвечал, что делал это по медицинским показаниям. Сторонники Дмитриева попытались защитить его от дальнейших вопросов, оттесняя съемочную группу НТВ. Затем сотрудница канала устроила в коридоре перепалку с журналистами и сторонниками Дмитриева из-за места возле зала. При этом она громко спрашивала у корреспондента радиостанции "Эхо Москвы", считает ли тот нормальным фотографировать ребенка. После этого в коридоре раздались крики "Позор НТВ!", пишет "Медиазона".

Дмитриев в своем последнем слове в суде заявил о невиновности. Об этом он сообщил журналистам после заседания 27 марта, также проходившего в закрытом режиме.

Ранее прокурор Петрозаводска Елена Аскерова потребовала признать Дмитриева виновным по всем вменяемым статьям и приговорить его к девяти годам колонии строгого режима, несмотря на то что медэкспертиза в Центре им. Сербского признала историка психическим здоровым человеком без сексуальных отклонений и подчеркнула, что он не педофил.

Адвокат правозащитника Виктор Ануфриев просил вынести оправдательный приговор из-за отсутствия состава преступления в действиях его подопечного. При этом, по словам защитника, нагнетается информация о том, что Дмитриев якобы плохо относился к приемной дочери. Однако недавно историк получил от нее письмо, в котором девочка написала, что любит его. По мнению адвоката, отношения отца и дочери сохранились. Как сообщало радио "Свобода", после заключения Дмитриева его приемная дочь была отправлена в прежнюю семью, которая ранее от нее отказалась.

62-летнего Юрия Дмитриева обвиняли по трем статьям УК РФ: "Совершение развратных действий в отношении лица, заведомо не достигшего 12-летнего возраста", "Фотосъемка несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов, совершенная в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста" и "Незаконное хранение основных частей огнестрельного оружия".

Речь идет о приемной дочери Дмитриева Наташе 2005 года рождения, которую он фотографировал в обнаженном виде. Сам он утверждает, что таким образом хотел визуально показать органам опеки, что девочка здорова и на ее теле нет синяков или ссадин. К тому же, как сообщала защита, снимки он хранил на своем компьютере, нигде их не публикуя. Когда девочка подросла, Дмитриев перестал ее снимать: в 2015 году он сделал пару фотографий, а в 2016 году - ни одного снимка.

Дело Дмитриева

Дмитриева задержали 13 декабря 2016 года. Во время осмотра у него дома в компьютере обнаружили более 200 фотографий его приемной дочери. Вскоре суд отправил Дмитриева под арест по обвинению в изготовлении детской порнографии (ст. 242.2 УК РФ).

Из-за ареста историка его на тот момент 11-летнюю приемную дочь изъяли из семьи, где она прожила восемь лет. Впоследствии опекуном девочки назначили ее родную бабушку.

На основании экспертизы, проведенной в "Центре социокультурных экспертиз", в феврале 2017 года Дмитриеву предъявили новые обвинения, поскольку девять фотографий девочки были признаны порнографическими материалами. По восьми фотографиям 2009-2010 годов Дмитриева также обвинили в развратных действиях (ст. 135 УК).

Как сообщали в "Мемориале", развратные действия заключались в том, что Дмитриев при фотографировании дочери якобы испытывал сексуальное возбуждение. В основании обвинения по статье об изготовлении порнографии осталась только одна фотография, сделанная в 2012 году.

Повторная экспертиза отказалась признавать фотографии дочери Дмитриева порнографией.

Что касается незаконного хранения оружия, таковым суд признал нерабочие фрагменты огнестрельного оружия, найденные Дмитриевым в ходе поисковой работы.

До конца января 2018 года Дмитриев находился в следственном изоляторе, затем его отпустили под подписку о невыезде.

За Дмитриева вступились многие известные люди. Его адвокат сообщил журналистам, что за час до начала оглашения приговора ему позвонила со словами поддержки актриса Лия Ахеджакова. Ранее обращение в поддержку Дмитриева подписали писатели Людмила Улицкая, Дмитрий Быков и Владимир Войнович, режиссеры Владимир Мирзоев и Павел Лунгин, члены Совета по правам человека при президенте РФ Николай Сванидзе и Сергей Кривенко, а также историки, поэты, музыканты. Также Дмитриева поддержал кинорежиссер Андрей Звягинцев, а 3 апреля фронтмен группы "АукцЫон" Леонид Федоров провел уличный концерт в поддержку историка.

Сам историк заявлял, что считает целью его уголовного преследования дискредитацию "Мемориала". Юрий Дмитриев является составителем, издателем книг памяти жертв политических репрессий 1930-1940-х годов в Карелии. Экспедиции под его руководством в конце 1990-х годов обнаружили места массовых захоронений жертв политических репрессий в Сандармохе и Красном Бору. Друзья и коллеги историка связывают уголовное дело против него с публикацией списков сотрудников НКВД, принимавших участие в Большом терроре.