Бывший заместитель директора первого департамента Азии  МИД РФ  Валентин Моисеев был арестован ФСБ 4 июля 1998 года Мосгорсуд приступает к повторному рассмотрению дела Моисеева
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Бывший заместитель директора первого департамента Азии МИД РФ Валентин Моисеев был арестован ФСБ 4 июля 1998 года
Архив НТВ
 
 
 
Мосгорсуд приступает к повторному рассмотрению дела Моисеева
Архив НТВ
 
 
 
Его обвинили в том, что с 1994 по 1998 годы через сотрудника южнокорейской разведки в Москве - советника посольства Южной Кореи Чо Сон У - он передавал сведения и документы, составляющие государственную
Архив НТВ
 
 
 
Поводом для обвинения стали ксерокопии документов на корейском языке, где фамилия Моисеева не упоминается
Архив НТВ

Как сообщает телекомпания НТВ, сегодня Московский городской суд приступает к повторному рассмотрению дела по обвинению в шпионаже бывшего сотрудника МИД РФ Валентина Моисеева.

Бывший заместитель директора первого департамента Азии МИД РФ Валентин Моисеев был арестован ФСБ 4 июля 1998 года. Его обвинили в том, что с 1994 по 1998 год через сотрудника южнокорейской разведки в Москве - советника посольства Южной Кореи Чо Сон У - он передавал сведения и документы, составляющие государственнуютайну.

16 декабря 1999 года Мосгорсуд признал Валентина Моисеева виновным в шпионаже и приговорил его к двенадцати годам лишения свободы. Однако Верховный суд РФ, куда дипломат направил кассационную жалобу, принял 25 июля 2000 года беспрецедентное решение и отменил этот приговор, направив дело на новое рассмотрение.

В интервью телекомпании НТВ адвокат подсудимого Юрий Гервис сообщил, что основанием для предъявления обвинения послужили ксерокопии документов на корейском языке, где говорилось о том, что некое лицо было привлечено к сотрудничеству с корейской разведкой. В документах также указывается, что это лицо за передаваемую информацию получало вознаграждение не менее 500 долларов в месяц, на общую сумму около 14 тыс. долларов.

Фамилия Моисеева в этих документах не упоминалась. Однако, по утверждению Юрия Гервиса, на основании совпадения некоторых биографических данных ФСБ сделала вывод о том, что речь идет именно о Валентине Моисееве. Между тем, заявил адвокат, происхождение этих документов на корейском языке неизвестно, и они не могут служить доказательствами в деле.