К руководителям ассоциации "Голос" в Москве пришли сотрудники самарского МВД с обысками
 
К руководителям ассоциации "Голос" в Москве пришли сотрудники самарского МВД с обысками
Голос

К нескольким руководителям ассоциации в защиту прав избирателей "Голос" ранним утром пришли с обысками сотрудники самарского МВД. Процедура проводилась в рамках налогового дела в отношении руководителя "Голоса. Поволжья" Людмилы Кузьминой.

Полицейские пришли с обыском в квартиры сопредседателя "Голоса" Григория Мельконьянца, координатора проектов "Голоса" Романа Удота и исполнительного директора "Голоса" Татьяны Тройновой, сообщают "Ведомости". О случившемся изданию сообщил адвокат "Агоры" Рамиль Ахметгалиев, представлявший интересы "Голоса".

По словам защитника, обыски проводит самарское МВД по налоговому делу, возбужденному против руководителя "Голоса. Поволжья" Людмилы Кузьминой. Адвокаты подавали ходатайство на закрытие дела, которое по двум основаниям подпадает под амнистию. "Но МВД сказало, что поищет еще какие-то основания для продолжения, видимо, сейчас как раз ищут", - уточнил Ахметгалиев.

Интересно, кто может ломиться в дверь в 6 утра?

Posted by Роман Удот on 6 Июль 2015 г.

В феврале 2015 года следователи провели обыск в квартире Кузьминой в Самаре. Тогда же было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов. В марте 2015 было арестовано имущество Кузьминой - 12-летняя машина и квартира в 37 кв. м. При этом срок давности по делу истек 28 марта 2015 года, о чем было подано соответствующее заявление. Но в закрытии дела против Кузьминой было отказано.

Издание напоминает, что налоговая проверка началась в апреле 2013 и продлилась более года, в том числе допрашивались наблюдатели в 15 регионах, где на выборах 2011-2012 года работал "Голос. Поволжье". "Мы работали с пожертвованиями, по закону они не облагаются налогом. У нас была общественно полезная цель - мы выполняли программу "Прозрачные выборы". Но ФНС признала пожертвования от фонда "Голос" (11,9 млн рублей за 2010-2012 год) доходом и заявила, что программа "Прозрачные выборы" выполнялась в интересах США.

Мельконьянц рассказывал "Ведомостям", что налоговое дело было возбуждено после событий 2011 года. Тогда "Голос" получил от Агентства США по международному развитию (USAID) пожертвование, которое по закону не облагается налогом. МИД России оценивал деятельность американской организации как направленную на оказание политического влияния. В результате "Голосу" пришлось выплачивать налог. "Таким образом, мы понесли ответственность за третьих лиц", - пояснял Мельконьянц.

После уплаты налога деньги перестали быть пожертвованием, но "Голос", в свою очередь, уже со своей прибыли пожертвовал деньги "Голосу-Поволжье". "Но налоговики посчитали, что это все равно деньги от USAID, и теперь снова требуют заплатить и с них налоги", - рассказывал руководитель правозащитной ассоциации.

Между тем, накануне Мельконьянц сообщил о том, что на запущенную "Голосом" к выборам в сентябре 2015 года интерактивную "Карту нарушений на выборах" пришло первое сообщение о нарушениях, пишет РБК.

"Голос" с 2000 года занимается общественным наблюдением за выборами по всей России. Как известно, с 2012 года финансируемые из-за рубежа политические НКО подлежат обязательной регистрации. В 2013 году Басманный суд оштрафовал ассоциацию на 300 тысяч рублей за неисполнение закона об НКО. "Голос" был принудительно включен в реестр "иностранных агентов".

В ноябре 2014 года Мосгорсуд прекратил производство по административному делу против организации и ее главы Лилии Шибановой. Тем не менее Минюст отказался исключить "Голос" из реестра, объяснив это тем, что решение суда не поступило в его распоряжение. В декабре 2014 года ведомство вновь отказалось убрать ассоциацию из реестра НКО-иностранных агентов. По мнению Минюста, отказ "Голоса" от иностранного финансирования не был доказан.​

Понятие "иностранный агент" было внесено в резонансный закон об НКО, принятый в 2012 году. Он обязывает все некоммерческие организации, получающие денежные средства из-за рубежа и принимающие участие в политической деятельности, регистрироваться в качестве "иноагентов". Минюст признал таковыми уже более 50 организаций.

Многие отечественные НКО неоднократно выражали несогласие с таким положением и обращались в этой связи с жалобами в различные инстанции, в том числе в Европейский суд по правам человека. При этом до недавнего времени было невозможно выйти из списка "иноагентов". Закон, который позволил это делать, появился в феврале 2015 года.