Российские антропологи оставили попытки найти в Москве "коренное" население  Оказывается, московское презрительное "понаехали тут" по отношению ко всем "не коренным" жителям не выдерживает никакой научной критики. Столичная земля издавна была прибежищем мигрантов, свидетельствуют историки
 
 
 
Российские антропологи оставили попытки найти в Москве "коренное" население
etnosite.ru
 
 
 
Оказывается, московское презрительное "понаехали тут" по отношению ко всем "не коренным" жителям не выдерживает никакой научной критики. Столичная земля издавна была прибежищем мигрантов, свидетельствуют историки
aviatour24.de

Пока российские власти пытаются защитить "коренное" население столичного региона от мигрантов и прочих "некоренных", антропологи с позапрошлого века безрезультатно ищут следы "чистокровных" предков. По данным ученых, предки россиян имели уже в домонгольский период смешанный генотип из славянской, балтской, финно-угорской и даже негроидной составляющей.

Оказывается, московское презрительное "понаехали тут" по отношению ко всем "не коренным" жителям не выдерживает никакой научной критики. Столичная земля издавна была прибежищем мигрантов, свидетельствуют историки. И даже восточнославянские племена вятичей, населявших в эпоху средневековья Волго-окское междуречье, не являлись автохтонным (местным, туземным) населением. Лишнее подтверждение тому дают результаты кропотливой работы антропологов, буквально по косточкам восстанавливающих историю освоения столичного региона, пишет газета "Известия".

Изучать культуру летописных вятичей антропологи начали еще в середине ХIХ века (с тех пор в Подмосковье исследовано более 70 групп курганов, относящихся к ХI-ХIII векам). Вопрос, откуда пришли и с кем смешались эти племена, долгое время оставался дискуссионным. Однако по мере накопления археологических данных картина прояснялась: местное население, которое и оставила в память о себе группы курганных возвышений, имело смешанный характер, впитав в себя элементы культуры и даже антропологические признаки как славян, так и финно-угров. Последние при этом подверглись ассимиляции, а большая часть их традиций растворилась в культуре и языке восточных славян. Хотя в топонимике (географические названия) и гидронимике (названия рек, озер и водоемов) сохранились следы финно-угорского населения, некогда обитавшего здесь. По одной из наиболее вероятных гипотез, само слово "Москва" - финно-угорского происхождения.

Историки полагают, что славяне пришли на эти земли примерно в VI веке. Только антропологических материалов того времени не сохранилось, потому что умерших по языческому обряду сжигали. Но начиная с IХ века антропологи уже имеют вещественные подтверждения - черепа и скелеты, а потому могут попытаться восстановить картину миграции, шедшей, скорее всего, с запада на восток. Прародиной восточных славян была Центральная Европа (бассейн реки Висла).

Внешний вид предков

Благодаря антропологической реконструкции по методу Михаила Герасимова сегодня можно даже увидеть, как выглядело население московского региона в те далекие времена, пишет газета. В стенах Специальной лаборатории антропологической реконструкции Института этнологии и антропологии Российской академии наук (РАН) воссозданы графические и скульптурные облики древних обитателей нынешнего Подмосковья, живших на территории сел Волково, Потапово и Шишмарево, а также города Звенигорода.

Если судить по пластическим данным антропологических реконструкций, то у вятичей из московских курганов приплюснутый нос, а также более узкое и плоское лицо. Антропологически они очень похожи на мордву-эрзю, относящуюся к финно-угорской группе народов, в которую входят венгры, финны, эстонцы, марийцы, удмурты.

Кроме того, на некоторых графических портретах сильно выступает верхняя губа (и это хорошо просматривается и на черепе). По мнению некоторых исследователей, "это - явный показатель проникновения на земли вятичей на очень ранних стадиях их заселения какой-то негроидной крови", - сообщает академик-антрополог РАН Татьяна Алексеева.

Болезни предков

По сведениям ученых, примерно треть вятичей умирала еще в детском возрасте. Продолжительность жизни у мужчин редко превышала 40 лет, что, правда, можно считать нормой при том, средневековом, уровне развития медицины и правил гигиены.

Женщины жили еще меньше, что может свидетельствовать об их более низком статусе и "уровне жизни", утверждает издание. Однако более вероятно, что главной причиной ранней женской смертности оставались роды. Частично прояснить ситуацию могли бы исследования женских тазовых костей: антропологи могли бы по специальным зарубкам даже определить количество рожденных детей, но, к сожалению, до последнего времени археологи собирали преимущественно краниологические серии костей, то есть коллекции черепов. Последние до сих пор хранятся в Научно-исследовательском институте и музее антропологии Московского государственного университета.

Кости человека несут немало информации о болезнях, которыми страдали наши предки. По зубам древних поселенцев историки делают вывод, что многие из них болели кариесом. Причем хуже всего зубы были у вятичей, живших в верхнем течении Москвы-реки и ее притока Истры, а также в нижнем течении Москвы-реки и бассейне реки Пахры.

По словам Александры Бужиловой, ведущего научного сотрудника Института археологии РАН, специалиста по палеопатологиям (то есть болезням древних людей), ничем особенным среди других славянских племен вятичи не выделялись. Страдали от поражения суставов и позвоночника (начиная от остеохондрозов и заканчивая деформирующим артрозом). От доброкачественных опухолей в своде черепа и от воспаления надкостницы. Нередки были и травмы: особенно "травматичной" оказалась зона среднего течения Москвы-реки, возможно, территория самых частых военных столкновений, предполагает газета.

По дырочкам на верхнем своде глазниц, которые достаточно часто встречаются в коллекциях московских вятичей (для этой аномалии есть свой медицинский термин - cribra оrbitalia), можно заключить, что средневековое население преследовала анемия, вызванная дефицитом железа, магния и цинка. Отчего это происходило - от недоедания, частых инфекционных заболеваний или стресса, - сказать трудно.Исследования продолжаются, и ученые надеются отыскать ответы на постоянно возникающие новые вопросы. В конце концов, вятичи оставили после себя несколько тысяч курганных групп, и многие из них еще не исследованы.

Помешать работе ученых могут "черные археологи" - сегодня они методично "исследуют" курганы: грабят захоронения, а кости при этом просто выкидывают. По сведениям Николая Макарова, директора Института археологии РАН, из 11 курганных групп в районе Одинцова часть потревожена грабительскими шурфами (ямами). От "черных археологов" пострадал и курганный могильник Семивраги-1 в Домодедовском районе Московской области: из 32 насыпей Х-ХIII вв. сегодня сохранились лишь 12. Свою добычу кладоискатели сбывают на московском рынке "Вернисаж в Измайлове".

Летописные сведения

О древних вятичах много сведений содержится в летописях. Известно, что в IХ-Х веках они платили дань Хазарскому каганату. А места на северо-востоке древней Руси были настолько дикие и непроходимые, что Илье Муромцу поездку в Киев напрямик засчитали за подвиг. В другом месте летописец сообщает, как два войска просто разминулись в девственных лесах, а потому битва не состоялась.

К сожалению, летописи молчат о том, откуда и когда пришли эти славянские племена в центральный район Русской равнины, что заставило их переселиться на берега Москвы-реки, Оки и их притоков. Зато нравы этого племени описаны ими подробно и нелицеприятно. Киевский монах - летописец Нестор сообщал, что вятичи - грубое племя, "яко звери, ядуще все нечисто". Да и русский мат, если верить ему, пошел гулять по Руси с легкой руки вятичей. Они этим славились: по свидетельству летописца, срамословье было у них пред отцами и снохами, браков не было, жен умыкали на плясаньях и бесовских игрищах, а некоторые имели по две и по три жены.Впрочем, газета подозревает Нестора в пристрастности к вятичам: слишком уж независимым - в том числе и от киевских князей - стремился быть лесной народ, положивший начало древнему населению Москвы.

Свидетельства антропологов

По словам академика-антрополога РАН Татьяны Алексеевой, еще в 1950-х годах была проведена масштабная антропологическая экспедиция, исследовавшая современное русское население - потомков и кривичей, и новгородских словен, и вятичей. "Мы исследовали тогда 17 тысяч человек из 117 районов, каждого третьего из них сфотографировали. С помощью этих фотопортретов уже в 1990-е годы методом аппликационной съемки были сделаны обобщенные портреты великоруссов из разных регионов России, - вспоминает Алексеева. - Причем у жителей столичного региона они оказались самыми нечеткими и размытыми. Потому что современное подмосковное население оказалось самым разнообразным по своему физическому облику. Кстати, и от мигрантов-вятичей в нем осталось не так уж много".

По словам Алексеевой, сильное сходство с исходным антропологическим славянским типом сохранили разве что поляки, а восточно-славянские племена сильно перемешались с представителями балтских и финно-угорских племен, обитавших на Восточно-европейском нагорье. "По мере продвижения на восток в славянском населении проявляется все больше черт, присущих финно-угорскому населению, и все меньше - западно-европейскому. Когда я впервые увидела краниологические серии, то есть коллекции черепов вятичей, мне сразу бросилось в глаза, что они в сущности не отличаются от финно-угорского населения, скажем, из древнемордовских могильников", - свидетельствует антрополог.

"И все-таки это уже славяне, - добавляет Алексеева. - Потому что их погребальный обряд, их женские украшения, которые в основном и являются для ученых этническими определителями, - вятичские, а не финно-угорские".

О населении города Москвы важные сведения сообщает ономастика (вспомогательная историческая дисциплина, изучающая собственные имена – например, фамилии). С ее помощью историки установили, что основу древнего населения Москвы составляли потомки вятичей. Значительный процент населения - переселенцы из Рязани, то есть те же вятичи. Довольно весомая часть - приезжие из Новгорода, где обитали уже не вятичи, а ильменские словене.

Небольшую часть московского населения составляли бывшие жители Смоленска, то есть кривичи. Судя по фамилиям, Москву недолюбливали жители соперничавшего с ней древнего Владимиро-Суздальского княжества - выходцев оттуда в городе почти не было, утверждает Алексеева на страницах газеты.

Эти выводы можно проверить на антропологических материалах ХVI-ХVIII веков. "В рамках проекта "Древние москвичи" мы предлагали изучить не только имеющиеся коллекции, но еще и материалы из захоронений при церковных приходах Москвы ХVIII века, - сообщает Алексеева. - В те времена жители разных улиц были "приписаны" к своим приходским кладбищам. Так что можно было бы узнать, как различалось население разных улиц. Этой темой занималась Татьяна Ивановна Трофимова. Первые результаты оказались чрезвычайно интересны. К примеру, Остоженка дала невероятно грацильный (мелкий) антропологический материал".

Вятичи в целом имели невысокий рост, но население Остоженки имело еще меньшие размеры. Объяснения этому еще предстоит найти.

Технологический прорыв современной цивилизации открывает новые возможности в изучении происхождения предков россиян. Например, по уровню минерализации скелета и микроэлементному составу волос и ногтей древнего населения можно предположить, каким был в прошлом биохимический состав среды обитания. А исследуя древнюю ДНК, попытаться проследить пути миграции. Правда, по свидетельству Татьяны Алексеевой, такие научные работы остаются безумно дорогими для российских ученых.