WSJ: последний оплот свободы прессы в России, "Новая газета", оказалась на обочине жизни
 
WSJ: последний оплот свободы прессы в России, "Новая газета", оказалась на обочине жизни
Архив NEWSru.com

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов хотел закрыть свое издание после гибели Анны Политковской. Об этом в своей статье упоминает газета The Wall Street Journal, ее материал повествует о печальной судьбе независимого российского издания и его журналистов.

Как пишет The Wall Street Journal, в середине октября, спустя несколько дней после того, как была убита ведущая журналистка издания Анна Политковская, Дмитрий Муратов собрал ведущих сотрудников на срочное совещание. Редактор рассказал американскому изданию, что хотел закрыть газету. "Я почувствовал, что ни одна профессия не стоит того, чтобы из-за нее умирать" - сказал Муратов. (Полный текст на сайте InoPressa.ru.) Однако сотрудники газеты уговорили его этого не делать.

Главная беда "Новой" в современном политическом контексте заключается в том, что она рискует быть преданной забвению. В прежние времена громкие публикации в ней вызывали споры, парламентские слушания или даже отставки чиновников высокого ранга. Теперь журналисты продолжают публиковать серьезные обвинения, но они мало кого задевают. Сейчас тираж газеты застыл на отметке 172 тысячи экземпляров, пишет The Wall Street Journal, сравнивая эту цифру с более чем двухмиллионным тиражом "Комсомольской правды".

Таким образом, в условиях, когда остальная независимая пресса пребывает в агонии или уже умерла, про "Новую" россияне могут забыть окончательно. Они устали от политики и все больше хотят легкого чтения и репортажей о знаменитостях. Именно такие новости журналисты "Новой" презирают, пишет американское издание. Журналисты говорят, что в стране, где рейтинг президента Путина превышает 70%, просто нет достаточного количества людей, которые хотели бы ежедневно читать о недостатках своего лидера.

Именно на это указал и сам Путин, комментируя убийство Политковской. "Ее влияние на политическую жизнь России было минимальным", – сказал президент. Как говорит автор журналистских расследований "новой газеты" Роман Шлейнов, "даже если мы опубликуем фотографии Путина, получающего чемоданы денег на пороге Кремля, никому не будет до этого дела ".

"Новая газета" - одно из самых опасных для журналистов мест в мире, делает вывод The Wall Street Journal. Она занимается разоблачением злоупотреблений и специализируется на освещении "темных сторон путинской России". Когда Кремль и его союзники взяли большую часть прессы под свой контроль, подобные темы стали запретными, и писать о них теперь - рискованное дело.

Газета за последние шесть лет потеряла трех своих журналистов. Игорь Домников был до смерти забит молотком. депутат Госдумы Юрий Щекочихин умер в результате аллергической реакции, которая, как подозревают, была результатом отравления. Политковскую застрелили в лифте своего дома. Теперь еще двум сотрудникам "Новой" по SMS угрожают убийством.

Благодаря этому статусу "последнего оплота свободы слова", у независимого издания появились влиятельные друзья на Западе, напоминает WSJ. Во время визита в Москву в октябре госсекретарь США Кондолиза Райс специально пригласила на встречу авторов газеты. "Я хочу подчеркнуть, что вы не одиноки в вашей борьбе", - сказала им Райс.

Американское издание отмечает, что прошлое "Новой газеты" небезупречно. Как и подавляющее большинство российских газет, она печатала материалы, оплаченные влиятельными политиками и бизнесменами. Сегодня одно из самых больших ее опасений – стать маргинальной в обществе, которое в подавляющем большинстве поддерживает Путина. Открытая антиправительственная позиция газеты делает ее одинаково оторванной и от масс, и от богачей, что заставляет ее все дальше и дальше смещаться "на обочину российской жизни".

Напомним, "Новая газета" была создана в 1993 году группой из примерно 30 журналистов, которые откололись от "Комсомольской правды". Некоторые ранние успехи "Новой" объясняются тем, что ее взял под свое крыло бывший президент СССР Михаил Горбачев. С самого начала у "Новой" была уникально независимая позиция. Они осудила расстрел президентом Борисом Ельциным российского парламента в 1993 году, когда все другие либеральные газеты его поддержали. В 1996 году, в год выборов, вся остальная российская пресса была на стороне Ельцина, и только "Новая" сохраняла нейтралитет. Этим она заслужила уважение в журналистских кругах и смогла заполучить к себе ряд известных в России журналистов.

Но теперь из-за экономических проблем газета не может работать по-старому. К июню нынешнего года газета задолжала типографии 430 000 долларов. В июне Муратов убедил сотрудников продать 49% акций Михаилу Горбачеву и депутату Госдумы от "Единой России", банкиру Лебедеву Последнему очень нравится критическая позиция журналистов к происходящему в стране, и он согласился делать крупные инвестиции в издание.

WSJ также делают вывод, что "Новую газету" власти вряд ли закроют, поскольку она имеет защиту со стороны Горбачева, который по-прежнему вызывает на Западе восхищение и которого уважает Путин.