Второе чтение по скандальному "закону о виллах Ротенберга" Дума отложила на максимальный срок
 
Второе чтение по скандальному "закону о виллах Ротенберга" Дума отложила на максимальный срок
© РИА Новости / Владимир Федоренко

Конституционной комитет Государственной думы РФ назначил 30-дневный срок на предоставление поправок к принятому в первом чтении резонансному закону о компенсациях россиянам, пострадавшим от неправомерных решений иностранных судов. Таким образом, второе чтение откладывается на месяц, и за этот срок депутаты должны внести необходимые изменения в текст законопроекта, передает РБК.

"Установленный срок в 30 дней - это стандартная процедура, согласно регламенту Госдумы", - пояснил зампредседателя профильного комитета единоросс Дмитрий Вяткин.

Однако стоит отметить, что 30 дней на поправки - это максимальный срок, который комитет может изначально поставить. Более того, по его истечении он может быть продлен, согласно регламенту Госдумы.

По словам Вяткина, если решение по проекту надо принять быстро и к нему мало замечаний, то на поправки может быть отведен хоть один день, а если над текстом приходится долго работать и к нему есть много замечаний, то срок продлевается. В случае с законом, получившем известность как закон о "виллах Ротенберга", есть замечания, содержащиеся в отзыве правительства.

Член "Справедливой России" Михаил Емельянов считает, что оттягивание рассмотрения законопроекта во втором чтении вызвано "неоднозначной реакцией общества, с которой власть вынуждена считаться". По его мнению, однозначного решения по нему еще не принято, а второе чтение пройдет не сразу после истечения срока поправок. Зампредседателя профильного комитета от КПРФ Вадим Соловьев уверен, что закон все равно будет принят, а поправками его невозможно улучшить, так как сама концепция порочна.

Отметим, что правительство дало поначалу отрицательный, а затем положительный отзыв на законопроект, его критиковал, в том числе на правительственном часе в Думе, министр экономического развития Алексей Улюкаев. "С содержательной точки зрения он фактически распространяет неявную бюджетную страховку на иностранные активы, то есть фактически мы поощряем вывоз капитала из страны в различных формах, что, наверное, не является задачей экономической политики", - сказал он.

Добавим, что за принятие законопроекта проголосовали 233 депутата, 202 проголосовали против. Зарубежные журналисты считают, что "законопроект, одобренный в первом чтении, должен предоставить правительству президента Владимира Путина невероятное орудие возмездия" за введение западных санкций. Как говорится в статье The New York Times, которую цитирует InoPressa, закон по сути позволяет "исполнительной власти компенсировать ущерб как раз тем внутрисистемным бизнесменам и представителям элит, которые, согласно упованиям Запада, должны были убедить российского лидера поменять курс по Украине".

Некоторые эксперты говорили также о "бунте элит". Как писала западная пресса, российская власть сможет компенсировать олигархам ущерб от западных санкций и тем самым избежать "бунта элиты", у которой теперь будет меньше оснований для попыток убедить "царя" сменить его курс на Украине.

Жестко критиковали его и депутаты от оппозиции - все фракции, помимо единороссов, заявили, что будут голосовать против проекта. В итоге они показали рекордное единодушие: было подано 202 голоса против. Больше собрал лишь закон о крупных штрафах за митинги в мае 2012 года.

Если этот законопроект был принят в первом чтении, и правительство ранее изменило свой отрицательный отзыв на положительный, значит, его примут в третьем чтении, считает зампредседателя профильного комитета от ЛДПР Сергей Иванов. "Значит, не горит", - объясняет он отсрочку с рассмотрением проекта.

До этого документ рассматривался в ускоренном темпе. Он был внесен 23 сентября, поддержан профильным комитетом уже через неделю, а еще через неделю одобрен в первом чтении голосами фракции большинства. Скоротечность его принятия председатель конституционного комитета Владимир Плигин объяснял необходимостью скорейшей защиты прав крымчан, в отношении которых, по его словам, украинские суды могут выносить "политически обусловленные решения".