Военные нашли восемь причин скрывать гибель военнослужащих
 
Военные нашли восемь причин скрывать гибель военнослужащих

В военных частях находят множество причин, чтобы не сообщать о числе погибших военнослужащих, пишут "Ведомости" со ссылкой на организацию "Солдатские матери Санкт-Петербурга", которая направила запросы в войсковые части, командованию военных округов и в ведомства, о числе погибших за 2013-2014 годах военнослужащих. Лишь в одной части сообщили такую статистику, причем в 2014 году был зафиксирован серьезный рост смертности. Остальные нашли множество причин не раскрывать данные - от ссылки на гостайну до отсутствия печати на запросе. Как указывает издание, при прежних министрах обороны информация о гибели военнослужащих публиковалась официально и регулярно.

"Солдатские матери" направляли запросы в те части, по которым имелась информация о погибших (в том числе на юго-востоке Украины) от родственников или из СМИ, рассказал пресс-секретарь организации Александр Передрук. Было получено 17 ответов. Одна воинская часть, номер которой не называется, предоставила такую информацию: в 2013 году потерь нет, с июля 2014 году погибло шесть военнослужащих.

"Ведомости" подвели статистику отказов. Чаще всего командиры отсылали общественников к вышестоящему командованию. Также рекомендовали обратиться в пресс-службу Минобороны или Генштаб, ссылались на то, что это информация для внутреннего пользования, либо служебная, либо относится к гостайне. Два командира частей сообщили, что запрос не имеет юридической силы, поскольку на нем нет печати.

Издание напоминает, что при министре Сергее Иванове такую статистику озвучивало Минобороны: тогда при примерной численности армии в 1,2 млн человек в год погибало 300 человек, в основном в ДТП. В 2007 году сведения публиковать перестали. При Анатолии Сердюкове такую информацию публиковала Главная военная прокуратура. На недавнем совместном заседании СПЧ и Минобороны замминистра Николай Панков сказал, что они не планируют публиковать эти сведения, так как это очерняет армию, сообщил газете член Совета по правам человека Сергей Кривенко.