ЕСПЧ зарегистрировал первую жалобу из России по делу о "коронавирусном фейке"
 
ЕСПЧ зарегистрировал первую жалобу из России по делу о "коронавирусном фейке"
Pixabay.com

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) зарегистрировал первую жалобу из России на штраф по делу о фейках из-за коронавируса, сообщил в своем Telegram-канале руководитель Международной правозащитной организации "Агора" Павел Чиков.

В Страсбург обратилась жительница Липецка Екатерина Бильбао, которая в апреле сообщила о нехватке лекарств и оборудования в Липецкой областной клинической больнице и объявила сбор денег в помощь врачам, за что суд оштрафовал ее на 30 тысяч рублей.

В октябре о подаче жалобы писал "Коммерсант". Сообщения Бильбао вызвали резонанс в Липецке, но главврач больницы Лилия Сироткина призвала "не раздувать панику", заявив, что лекарств и средств защиты хватает. Городской суд счел распространенную Бильбао информацию недостоверной (ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ). При этом он не учел, что заведующая отделением ОРВИ областной больницы подтвердила нехватку некоторых вещей, в частности скотча и тонометров.

Собранные для медиков деньги в итоге вернули жертвователям. При этом администрация Липецкой области в том же месяце организовала собственный сбор средств для закупки медицинских препаратов и оборудования в помощь местным врачам. Сначала призыв был адресован "всем неравнодушным жителям, предприятиям, организациям", однако позже жителей из него убрали.

В итоге липецкие предприятия пожертвовали НКО "Фонд поддержки социальных проектов и благоустройства города Липецка" более 8 млн рублей. В жалобе по делу Бильбао говорится, что в ее текстах "не было оскорблений, обвинений, а было описание ситуации с отсутствием лекарств в больнице и призыв к помощи для больных и врачей".

П словам адвоката международной группы "Агора" Станислава Селезнева, липецкий суд "уклонился от исследования и доказывания наличия у Бильбао умысла на распространение ложной информации", а также допустил ряд процессуальных нарушений, в том числе "принял на себя полномочия обвинителя в отсутствие прокурора" и нарушил право Екатерины Бильбао на справедливое судебное разбирательство.