Бывший полковник ФСБ Трепашкин просит прокуратуру найти его паспорт
 
Бывший полковник ФСБ Трепашкин просит прокуратуру найти его паспорт
НТВ

Бывший полковник ФСБ Михаил Трепашкин, отбывающий наказание за разглашение гостайны в колонии-поселении в Нижнем Тагиле, обратился в Главное управление ФСИН по Свердловской области и областную прокуратуру с жалобой о пропаже паспорта из его личного дела.

Как говорится в открытом письме Трепашкина, переданном в СМИ, администрация ИК-13 отказала ему в просьбе оформить доверенность на имя его защитника, а в личном деле самого осужденного отсутствует его общегражданский российский паспорт.

Трепашкин поясняет, что его паспорт "был изъят во время ареста сотрудниками ФСБ в его московской квартире 18 сентября одновременно с другими документами: удостоверением пенсионера, удостоверением ветерана, пропуском в спецполиклинику ФСБ".

В письме подчеркивается, что на заседании Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила 24 ноября об условно-досрочном освобождении Михаила Трепашкина судья не обратил внимания на исчезновение паспорта "и провел слушания фактически без установления личности осужденного", сообщает "Интерфакс".

Комментариев от представителей правоохранительных органов по этому поводу пока не последовало.

Михаил Трепашкин 19 мая 2004 года был осужден Московским окружным военным судом за разглашение гостайны на четыре года лишения свободы в колонии-поселении. После отбывания одной трети срока он подал заявление об условно-досрочном освобождении в суд Нижнего Тагила, по месту отбывания наказания. Суд удовлетворил данное заявление и досрочно освободил Трепашкина.

Однако прокуратуры Нижнего Тагила и Свердловской области не согласились с данным решением и обжаловали его в Свердловском областном суде. Трепашкин был вновь арестован в Москве представителями ОВД "Зюзинское" и этапирован в Екатеринбург.

Свердловский областной суд 16 сентября отменил решение об условно-досрочном освобождении Михаила Трепашкина. Дело об условно-досрочном освобождении Трепашкина было возвращено на новое рассмотрение в Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила. 24 ноября суд отказал в удовлетворении ходатайства об освобождении в связи с дисциплинарным взысканием, наложенным на Трепашкина во время пребывания в колонии-поселении, а так же из-за того, что он не раскаялся в содеянном. Адвокаты Михаила Трепашкина уже подали кассацию на это решение суда.

По версии обвинения, Трепашкин, проходя с 1984 по 1997 год службу в КГБ СССР и ФСБ РФ, копировал служебные документы, которые в дальнейшем незаконно хранил у себя дома. В ходе обыска дома у Трепашкина были изъяты следственные материалы КГБ СССР, Министерства безопасности РФ, ФСК и ФСБ как в письменной форме, так и на дискетах и в компьютере. Экспертиза признала секретными около 30 документов, в частности, протоколы следственных действий по делам 1997 года, расследованием которых занимался Трепашкин.

Разглашением сведений, составляющих гостайну, следствие считает передачу Трепашкиным своему бывшему коллеге - полковнику ФСБ Виктору Шебалину - материалов-сводок, прослушивание телефонных переговоров членов Гольяновской ОПГ (в них, по мнению следствия, содержались данные о методах работы ФСБ). При обыске в квартире Трепашкина были также обнаружены около двух десятков патронов.

Трепашкин, более 20 лет проработавший в органах безопасности, до последнего времени работал адвокатом. Он стал известен благодаря своему участию в ноябре 1998 года в пресс-конференции, на которой бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко и его коллеги утверждали, что по приказу руководства ФСБ они якобы участвовали в заговоре с целью убийства Бориса Березовского. 22 октября 2003 года сотрудники ДПС ГУВД Московской области обнаружили в машине бывшего сотрудника ФСБ оружие. Уголовное дело было возбуждено по статье "незаконное приобретение и хранение боеприпасов и огнестрельного оружия". Полковник запаса был задержан и впоследствии заключен под стражу с санкции Дмитровского городского суда.

Сам Трепашкин утверждает, что пистолет ему был подброшен, а уголовные дела против себя считает сфабрикованными. Находясь в колонии-поселении после своего повторного ареста, Трепашкин неоднократно заявлял, что опасается за свою жизнь.