Рядовой Андрей Сычев, дело о жестоком избиении которого рассматривает Челябинский гарнизонный военный суд, был изнасилован. Это фактически подтвердил Ринат Талипов, заместитель главного врача городской клинической больницы N3 Из документов уголовного дела следует, что в ночь на 1 января 2006 года в 3 часа 30 минут младший сержант Александр Сивяков, находясь в состоянии алкогольного опьянения, заставил Сычева сесть на корточки с упором на пальцы ног
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Рядовой Андрей Сычев, дело о жестоком избиении которого рассматривает Челябинский гарнизонный военный суд, был изнасилован. Это фактически подтвердил Ринат Талипов, заместитель главного врача городской клинической больницы N3
Комсомольская правда
 
 
 
Из документов уголовного дела следует, что в ночь на 1 января 2006 года в 3 часа 30 минут младший сержант Александр Сивяков, находясь в состоянии алкогольного опьянения, заставил Сычева сесть на корточки с упором на пальцы ног
studio-41.com
 
 
 
Дело рассматривает коллегия из трех судей под председательством Юрия Шацкого. Пострадавшего на заседании представляет его сестра Марина Муфферт и адвокаты
НТВ

Рядовой Андрей Сычев, дело о жестоком избиении которого рассматривает Челябинский гарнизонный военный суд, был изнасилован. Это фактически подтвердил Ринат Талипов, заместитель главного врача городской клинической больницы N3, куда 6 января поступил искалеченный "дедами" Андрей Сычев. Накануне, в ходе допроса на заседании суда 12 июля Талипов сообщил, что при первичном осмотре на слизистой ануса Сычева были обнаружены многочисленные трещины, сообщает URA.ru

Напомним, версия о том, что рядовой Андрей Сычев был не только избит своими сослуживцами, но и подвергся сексуальному насилию, была озвучена сразу, как только стало известно об инциденте в Челябинском танковом институте. О факте изнасилования первой заявила представитель челябинской ассоциации солдатских матерей. Однако в дальнейшем появились сообщения о том, что никакого изнасилования не было, и эта тема в контексте обсуждения так называемого дела Сычева больше практически не затрагивалась.

По данным следствия, инцидент с Андреем Сычевым произошел в ночь на 1 января 2006 года. Как отмечается в обвинительном заключении, полученные пострадавшим травмы привели к развитию ишемического венозного тромбоза, впоследствии осложнившегося гангреной стоп и голени. В результате Сычеву были ампутированы правая и левая конечности и другие органы.Судебное разбирательство по делу Сычева началось 27 июня. Главному обвиняемому на процессе, младшему сержанту Александру Сивякову было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия). В обвинительном заключении отмечается, что Сивяков 30 января дал признательные показания, однако впоследствии от них отказался.

Из документов уголовного дела следует, что в ночь на 1 января 2006 года в 3 часа 30 минут младший сержант Александр Сивяков, находясь в состоянии алкогольного опьянения, заставил Сычева сесть на корточки с упором на пальцы ног. В таком состоянии рядовой пробыл три часа. Затем Сивяков два раза ударил ногой Сычева по голени. Около 7 часов, когда в казарме должны были появиться офицеры, Сычев встал, сначала посидел на табуретке, а потом лег на кровать.

По версии следствия, именно нахождение в состоянии полуприседа и привело к ампутации ног рядовому Сычеву, а также других жизненно важных органов.

Дело рассматривает коллегия из трех судей под председательством Юрия Шацкого. Пострадавшего на заседании представляет его сестра Марина Муфферт и адвокаты. В настоящее время сам Сычев продолжает лечение в госпитале им. Бурденко в Москве и оттуда он следит по телевизору за процессом в Челябинском военном гарнизонном суде.

Свидетели обвинения продолжают отказываться от показаний, данных в ходе следствия

В частности, рядовой Андрей Шевченко на заседании Челябинского военного гарнизонного суда в пятницу сообщил, что подписывал на допросах заранее приготовленные следователями протоколы. По его словам, он согласился подписать нужные показания под давлением и угрозой привлечения к уголовной ответственности.

Свидетель также добавил, что следователи применяли к нему физическое насилие. При этом он не смог назвать фамилии следователей, объясняя, что "они не представлялись".

Ранее другой свидетель - рядовой Артем Никитин - заявил , что во время его дежурства в ночь с 31 декабря на 1 января с 3:00 до 5:00 утра младший сержант Александр Сивяков и рядовой Андрей Сычев спали и со своих мест не поднимались. Между тем на предварительном следствии в прокуратуре он сообщил, что видел, как Сивяков в ту ночь издевался над Сычевым.

По словам свидетеля, в прокуратуре он дал ложные показания под давлением следователей . "На первом допросе я говорил, что ничего не видел, но следователь сказал мне, что другие ребята дали показания, и если я откажусь, то пойду подозреваемым по делу", - сказал Никитин. Фамилию следователя он не помнит.

По словам свидетеля, во время последующих допросов следователи также оказывали на него давление. "Мне говорили, что если я изменю показания, то пойду под суд за дачу ложных показаний", - сказал Никитин. Он также утверждал, что на допросах ему давали подписывать заранее составленные протоколы, где излагалось описание места и подробности инцидента с участием Сивякова и Сычева.

Между тем представители потерпевшего Андрея Сычева отметили, что все свидетели, заявляющие о давлении прокуратуры, "путаются в показаниях", сообщает "Интерфакс".

"Они не могут точно объяснить, как происходило воздействие на них, противоречат сами себе. Мы надеемся, что суд даст объективную оценку этим показаниям", - сказала адвокат Светлана Мухамбетова.

В свою очередь сестра Сычева Марина Муфферт добавила, что "не ожидала такого массового отказа свидетелей-военнослужащих от показаний, данных в прокуратуре". "Мне жаль этих ребят, которые путаются и пытаются как-то извернуться", - сказала Муфферт.

Она также добавила, что ее брат долго не хотел рассказывать о том, что с ним произошло в новогоднюю ночь, потому что боялся возвращения в часть.

"Он объяснял маме, что боялся, что с ним будет, когда он вернется в часть из госпиталя. Он начал говорить, только узнав, что станет калекой", - сказала Муфферт.

По ее словам, у брата никогда не было привычки жаловаться. "Даже в детстве мы узнавали о каких-то обидах только случайно, обычно от посторонних людей", - отметила сестра Сычева.