Международная правозащитная организация "Агора" вслед за "Роскомсвободой" опубликовала доклад о методах слежения за россиянами во время пандемии коронавируса. В четверку лидеров среди регионов, власти которых использовали практически все возможные способы слежки и контроля граждан, вошли Москва и Московская область, Башкортостан и Приморский край
 
Международная правозащитная организация "Агора" вслед за "Роскомсвободой" опубликовала доклад о методах слежения за россиянами во время пандемии коронавируса. В четверку лидеров среди регионов, власти которых использовали практически все возможные способы слежки и контроля граждан, вошли Москва и Московская область, Башкортостан и Приморский край
Moscow-Live.ru

Международная правозащитная организация "Агора" вслед за "Роскомсвободой" опубликовала собственный доклад о методах слежения за россиянами во время пандемии коронавируса. В четверку лидеров среди регионов, власти которых использовали практически все возможные способы слежки и контроля граждан, вошли Москва и Московская область, Башкортостан и Приморский край.

"В будущем, при "чрезвычайных" обстоятельствах, которыми отныне может быть объявлено все, что угодно - от новой эпидемии или техногенной катастрофы до массовых акций протеста - накопленный во время карантина опыт и ресурсы позволят быстро развернуть плотное наблюдение и дифференцировать граждан по объему прав и свобод", - говорится в докладе, подготовленном правовым аналитиком "Агоры" Дамиром Гайнутдиновым. При этом властям даже не потребуется объявлять чрезвычайную ситуацию или чрезвычайное положение.

"Агора" насчитала шесть отдельных технологий сбора и проверки сведений о частной жизни граждан:
- централизованный сбор информации о гражданах, прибывающих в страну, регион или населенный пункт;
- система цифровых или аналоговых пропусков, позволяющих ограничивать виды транспорта и цели передвижения, а также дифференцировать граждан по объему прав;
- видеонаблюдение, в том числе с функцией распознавания лиц;
- отслеживание местонахождения граждан по геолокационным данным, передаваемым мобильными устройствами и следящими приложениями;
- расширение возможностей слежки путем делегирования полицейских функций частным субъектам и представителям иных ведомств.

Сбор информации непосредственно от граждан, а также централизованная обработка геолокационных данных - единственные мероприятия, которые проводили в масштабах всей страны. В остальном у региональных властей была возможность выбора стратегии и методов слежки. Единственным ограничением оказались финансовые возможности, поэтому богатые регионы "получили карт-бланш на полный контроль передвижения жителей любыми доступными способами", говорится в докладе.

61 российский регион (71,8%) использовал различные технологии слежки в связи с карантином. Власти 23 регионов в той или иной форме ввели так цифровые пропуска, при этом системы для их оформления создавались в экстренном порядке без независимого аудита. В 15 регионах внедрили пять способов ограничения прав граждан на свободу перемещений и тайну частной жизни. В 12 регионах использовали систему распознавания лиц для выявления нарушителей карантина. При этом еще в прошлом году СМИ писали об утечках данных из этих систем и доступе к ним злоумышленников.

Москва, в отличие от подавляющего большинства регионов, взяла от карантина максимум, организовав широкомасштабное тестирование различных технологий цифрового и "аналогового" контроля за гражданами. Если раньше мониторингу подвергались отдельные "неблагонадежные" категории (экстремисты, гражданские активисты, футбольные фанаты и др.), то сейчас - обычные граждане, которых разделили на категории, дифференцированные по объему прав и возможностей, отметили в "Агоре".

Власти почти половины регионов предоставили чрезвычайные полномочия, включающие возможность вмешиваться в частную жизнь граждан, широкому кругу субъектов - от медицинских работников и спасателей до таксистов, народных дружинников и членов казачьих обществ.

Как минимум в 38 регионах и Крыму власти привлекали к контролю посторонних лиц - членов ветеранских и "военнопатриотических" организаций, народных дружинников, представителей "местного актива", курсантов, чиновников муниципалитетов, представителей ОНФ, спортсменов. Таким образом, карантин позволил властям "до неопределенного" расширить круг лиц, которым позволено опрашивать граждан, контролировать их и ограничивать свободу передвижения, наделив их неясными полномочиями, отметили правозащитники.

Как минимум в 18 регионах сообщалось об утечках такой собираемой властями информации, как диагноз и другие медицинские сведения о пациентах с COVID-19, адреса и номера телефонов. После этого Telegram-каналы, СМИ и даже сами чиновники на официальных сайтах публиковали карты с обозначением домов, где живут заболевшие. Источниками утечки, предположительно, были те, кто имеет доступ к данным - сотрудники полиции, Роспотребнадзора, больницы и медработники.

"Агора" и "Роскомсвобода" предложили главам регионов гарантировать уничтожение всех собранных персональных данных граждан после окончания карантина или отмены режима повышенной готовности, а также установить ответственных за это лиц. В противном случае высок риск все новых утечек.

Правозащитники подготовили ряд рекомендаций. Использование любых технологий наблюдения должно подкрепляться понятными нормативными актами, быть добровольным и необязательным, а принудительная слежка и сбор личной информации должны быть мотивированны, санкционированы судом и ограничены по времени и объему. Использовать данные для продажи или в карательных целях недопустимо. Слежка не должна дискриминировать по расе, национальности, гражданству или стране происхождения гражданина.

Авторы доклада призвали российские власти отказаться от чрезмерного расширения вмешательства в право на приватность и уважение частной жизни, а также следовать нормам международного права.