Госдума России занимается законотворческой симуляцией вместо реальной борьбы с терроризмом
 
Госдума России занимается законотворческой симуляцией вместо реальной борьбы с терроризмом
Архив NEWSru.com

В один и тот же день в Москве и в Вашингтоне были одобрены документы с довольно похожими названиями. Российская Дума приняла в первом чтении закон "О противодействии терроризму", а американский президент подписал "Закон 2004 года о реформе разведки и предотвращении терроризма". Разница всего в нескольких словах, наличествующих в американском законе и отсутствующих в российском - реформа разведки, пишет интернет-журнал ej.ru.

Американцы честно признались себе: теракт 11 сентября стал возможен из-за провала спецслужб. А значит, чтобы избежать повторения трагедии, следует кардинальным образом реформировать эти спецслужбы. Теперь будет создан межведомственный Антитеррористический центр, принципиально изменены правила взаимоотношений между различными разведками, налажен оперативный обмен информацией, обеспечена координация усилий. Создан и новый пост - директора национальной разведки. Этот человек получит немалые полномочия. В частности, он будет наделен правом перераспределять бюджеты разведслужб, сможет перемещать их сотрудников из одного ведомства в другое, если того требуют антитеррористические задачи.

Понятно, что работа над законом, отнимающим полномочия и ответственность у одних и передающим другим, вызвала настоящие бюрократические битвы. Пентагон, в частности, всеми правдами и неправдами отстаивал свою автономность. Но важно другое: государственные мужи Америки признали наличие проблемы и попытались найти ее решение.

Российский же закон - идеальная иллюстрация того, что происходит, когда цель - лишь имитация активности, когда реально менять что-либо совсем неохота. Российский президент уже несколько месяцев добивается от силовиков конкретных предложений по перестройке их деятельности. В результате в Думу направлен документ, чьи авторы, похоже, были озабочены только одним - заполнить максимальное количество страниц, пишет ej.ru.

В российском законе даются чрезвычайно пространные определения, что называть просто терроризмом, а что международной террористической деятельностью, какое лицо именуется террористом, а какое заложником. Из него можно узнать, что руководит антитеррористической деятельностью "федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности", а другие "федеральные органы" только участвуют. В нем подробно расписаны функции ВВС и ВМФ по борьбе с терроризмом. И к тому же сообщается, что "при пресечении террористических акций военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации применяют специальные средства, физическую силу, включая боевые приемы борьбы, и служебных собак".

Нет только главного - ответа на вопрос, каким образом и будет ли вообще меняться деятельность специальных служб. Авторы закона предлагают лишь увеличить их полномочия, урезав при этом права граждан. Теперь в случае, если спецслужбы получат данные о возможности теракта, которые, впрочем, никак нельзя проверить, они могут объявить либо на отдельной территории, либо по всей стране режим террористической угрозы, который предполагает ограничение массовых мероприятий, прослушку телефонных разговоров, усиленную проверку документов и прочие подобные меры.

Есть, однако, в законопроекте пункт, который свидетельствует, что его авторы все-таки пытались учесть трагический опыт Беслана. "Руководитель контртеррористической операции, - говорится в нем, - несет ответственность за ее проведение в целом". Если так, то уже не возникнет ситуации, когда не с кого будет спрашивать за очередной провал. Однако и здесь "беда": тот же закон запрещает журналистам называть имя этого руководителя. Стало быть, и ответственность он будет нести только перед президентом - да и то в том случае, если Кремль захочет его к этой ответственности привлечь, а Владимир Путин не любит спрашивать с генералов. Поэтому и принимает Дума вполне бессмысленные документы.