В материалах о России некоторые западные СМИ сегодня развивают предсказуемую тему: страна возрождается и становится сильной, и Запад должен приспособиться к этой новой реальности
 
В материалах о России некоторые западные СМИ сегодня развивают предсказуемую тему: страна возрождается и становится сильной, и Запад должен приспособиться к этой новой реальности
Фото Тихонова Михаила

В материалах о России некоторые западные СМИ сегодня развивают предсказуемую тему: страна возрождается и становится сильной, и Запад должен приспособиться к этой новой реальности. Но это неверный сюжет - Россия слаба и становится слабее, полагают авторы статьи, опубликованной в американском журнале Newsweek.

Возьмем традиционный коэффициент силы - военную мощь. Да, Москва испытывает высокотехнологичные ракетные системы и сообщает о гипотетическом преодолении американской системы противоракетной обороны боеголовками нового поколения, способными уворачиваться от перехватчиков.

Издание предлагает обратить внимание на сентябрьскую неудачу подводного запуска ракеты "Булава", которыми планируется оснастить новые российские атомоходы. Разумеется, и у США бывают такие неудачи. Но в России это служит признаком более глубоких процессов, считает Newsweek (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Не секрет, продолжает журнал, что при всем новом российском нефтяном богатстве, ее армия остается плохо обученной, полуголодной и деморализованной. Алкоголизм, самоубийства и коррупция широко распространены. Оружие устаревает, а новые модели поступают тонкой струйкой: с 2001 года Индия купила больше российских танков, чем российская армия.

Россия получает уважение из-за экономического роста - почти 7% в нынешнем году, по данным МВФ. Но движущей силой бума являются преимущественно растущие цены на энергоносители. "Что будет, когда - именно когда, а не если - цены на нефть и газ начнут снижаться?", - рассуждает журнал, приходя к выводу, что в этом случае Россию ждет еще больший кризис.

Сейчас новые инвестиции в производственные мощности недостаточны, чтобы поддерживать нынешний уровень экспорта. Между тем экономическая реформа застряла, государственный контроль в стратегически важных отраслях экономики усилился, а иностранные инвестиции остаются небольшими. Из 648,1 млрд долларов иностранных инвестиций, сделанных в мире в 2004 году, лишь 11,6 млрд долларов пошло в Россию. Неудивительно, что в рейтингах глобализации Россия выглядит неважно. Исследование Foreign Policy/A.T. Kearney 2005 года поставило ее на 52-е место из 62 стран - снижение на пять пунктов по сравнению с 2004 годом.

Людские ресурсы России сокращаются. Население уменьшается примерно на 750 тыс. в год из-за низкой рождаемости и чрезвычайно высокой смертности среди мужчин; оно также быстро стареет и поэтому станет менее продуктивным. Алкоголизм, как и наркомания, по-прежнему широко распространен. Уровень туберкулеза в России самый высокий в Европе. Распространение СПИДа еще не достигло пика. Уровень самоубийств растет. По данным ВОЗ, собранным в 46 странах в 1998-2003 годах, Россия возглавляет список с 71 случаем на 100 тыс. мужского населения.

Сила страны опирается также на силу ее гражданских институтов. И здесь Россия становится слабее, продолжает Newsweek. Авторитаризм Путина принес порядок на когда-то хаотичную политическую арену. Но парламент выхолощен. Равно как независимые гражданские организации, политические партии и СМИ. Тайная полиция, армия и спецслужбы - никак не являющиеся друзьями законности - занимают видные политические позиции. Официальная коррупция процветает.

За границей влияние России тоже идет на убыль. Ее ближайшие союзники - Киргизия, Таджикистан и Узбекистан - бедны и политически нестабильны. Богатые энергией Казахстан и Туркмения недовольны, что Россия захватывает их экспорт. Армения, лояльная, но бедная, по-прежнему втянута в нагорно-карабахский конфликт со все более процветающим Азербайджаном. Вмешательство Кремля в дела Грузии укрепило решимость Тбилиси вступить в НАТО и усилило антироссийские настроения. "Белорусский президент-диктатор" мечтает о союзе с Россией, но его политический порядок в советском духе отталкивает "многих простых россиян", продолжает американский журнал.

На более широкой мировой арене Путин демонстрирует кажущуюся силу и новую уверенность. Поддержка России является ключом к переговорам об иранской ядерной программе. Ее право вето в Совете Безопасности дает ей веское слово по различным политическим проблемам, от независимости Косово до миротворческих сил ООН в Ливане. Однако путинская риторика все чаще играет на темах великой России - имперских, ностальгических, националистических. Какой бы отклик ни находила эта риторика у определенного российского политического класса, она сама по себе питает слабость.

Это, полагает Newsweek, видно в резком росте преступлений на расовой почве в России. Последней на сегодняшний день была стычка между "русскими ксенофобами и чеченцами в северо-западном городе Кондопога", где ссора в баре дала толчок массовым митингам ультранационалистов, требующих выгнать этнические меньшинства. Правый расизм и национализм по лозунгом "Россия для русских" - дурное предзнаменование для многонациональной и многоконфессиональной России, где живут около 25 млн мусульман.

Так что расхожее мнение ошибается, заключает издание. "С чем Западу придется жить, так это со слабой Россией. А история показывает, что государства, которые громко говорят, но не имеют большой дубинки, обычно неадекватно реагируют, создавая проблемы себе и другим", - резюмирует Newsweek.

Тему России в ближайшем будущем развивает и The Washington Post. Американская газета рассуждает, что ждет Россию после ухода Путина с поста президента. В сегодняшней России президент Владимир Путин все больше укрепляет авторитарную власть, опираясь на приток нефтяных и газовых денег, которые позволяют купить общественное спокойствие. Но проводимая им политическая и экономическая централизация "уже несет семена собственной погибели", полагает издание.

"Изменения в России - а они действительно навевают уныние, как и ожидали многие на Западе и здесь, - не высечены раз и навсегда в камне, - пишет The Washington Post. - Сильная заинтересованность кремлевских правителей в общественном мнении своего достаточно образованного народа показывает, что даже они не полностью уверились в окончательной смерти демократии".

"Они создали политический театр, для которого сами пишут пьесы и сами расставляют декорации, - приводит газета слова одного западного дипломата. - Однако любопытно, что им небезразлично мнение зрителей об этом шоу". Такой подход проявляется в том, что уже заметны усилия Кремля по постановке президентских выборов 2008 года. По слухам, "реформаторы" в Кремле группируются вокруг первого заместителя председателя правительства Дмитрия Медведева, а "консервативное крыло" - вокруг министра обороны Сергея Иванова. Кто сказал, что у избирателей нет выбора?

Обретают форму и проблемы, связанные с избирательной кампанией. Кремлевская команда создает видимость возрождения Коммунистической партии, которой необходимо дать отпор на выборах, несмотря на то, что большинство независимых аналитиков не видит никаких признаков подобного возвращения, продолжает The Washington Post (полный текст на сайте Inopressa.ru).

В то же время западным правительствам тонко намекают, что не следует чинить Путину препятствия в выборе преемника, ибо это чревато угрозой со стороны левых. И если на Западе "красной угрозой" уже никого не напугаешь, то сейчас эта тактика возрождается в стране, где коммунизм потерпел полное поражение 15 лет назад.

Даже Путин не говорит, будто управляемая демократия, созданная им в России, - настоящая демократия. Для этого он слишком умен. На состоявшейся на прошлой неделе встрече с иностранными гостями президент заявил, что в России "отсутствует многопартийная система". Ратуя за создание подобной системы когда-нибудь в будущем, Путин не говорит о том, каким образом он намерен это реализовать.

Однако неопределенная позиция президента в отношении политического будущего контрастирует с той детализацией и подробностями, какими он оперирует, говоря об экономических перспективах России, замечает газета. Путин ожидает, что экономический рост достигнет в этом году 7%. Он утверждает, что непредвиденная прибыль от продажи энергоносителей будет пущена на создание "высокотехнологичных зон", которые позволят развить новые отрасли промышленности, и на улучшения в сфере социального обеспечения. Экономическая мощь также концентрируется в руках государства и узкого круга советников Путина, которые заседают в советах директоров ключевых газовых и нефтяных компаний страны. Кроме того, его стремление к централизации проявляется в желании установить долгосрочные межправительственные отношения с целью вытеснить с рынка "посредников и спекулянтов", взвинтивших цены на энергоносители.

Уверенность и компетентность Путина в искусстве управления поражают, если смотреть на них вблизи. Но сумеет ли его крайне централизованная система отреагировать, когда Россия столкнется с повсеместной проблемой стран - экспортеров сырья, которые неизменно демонстрируют неспособность развить финансовую инфраструктуру, трудоемкие отрасли и осуществлять управление ими?

"Российская болезнь" еще хуже, она состоит в том, что мы одновременно экспортируем сырье, капитал и лучших людей", - считает ведущий российский экономист Леонид Григорьев. Он понимает, о чем говорит. Население России уменьшается не только из-за эмиграции, но и из-за высокого уровня смертности (вдвое выше, чем в США) и падения рождаемости. Население за последние десять лет сократилось с 150 млн до 142 млн, а система здравоохранения, и это общеизвестно, уже давно находится в бедственном положении.

Путин успешно справляется с получением выгод от благоприятной для России ситуации. Однако неясно, как он или человек, которого он назовет своим преемником, сумеет получить общественную поддержку, необходимую для вывода страны из кризисов, которые могут ждать ее впереди. Для этого может понадобиться лидер, обладающий подлинной общенародной поддержкой, резюмирует The Washington Post.