Газета "Комсомольская правда" утверждает, что ей удалось найти место, где он появляется обязательно, наплевав на все меры предосторожности: универсам неподалеку от дома
 
Газета "Комсомольская правда" утверждает, что ей удалось найти место, где он появляется обязательно, наплевав на все меры предосторожности: универсам неподалеку от дома
kp.ru

Пресса не оставляет попыток разгадать "загадку Перельмана" - петербургского ученого, отказавшегося от престижных премий и денег за достижения в математике. Доказав гипотезу Пуанкаре, Григорий Перельман стал публичной фигурой. При этом он продолжает жить затворником, что, очевидно, еще больше подогревает к нему интерес.

Газета "Комсомольская правда" утверждает, что ей удалось найти место, где он появляется обязательно, наплевав на все меры предосторожности: универсам неподалеку от дома. Раскручивая этот сюжет, издание приходит к предположению, что математик Перельман тайно влюблен, но опасается женщин.

В принципе за продуктами могла бы ходить его мама, но математик делает покупки сам. "У него же там зазноба есть, - приводит КП слова соседей Перельмана. - Продавщица одна. Она ему нравится, да только без толку все это. Он женщин как огня боится, ни за что не решится признаться ей в чувствах. Вот и ходит, просто чтобы на нее посмотреть, а потом сразу домой".

Газета, по ее утверждению, нашла ту самую сотрудницу супермаркета - Антонину Орлову. "Я бы с ним познакомилась поближе не раздумывая, ведь он такой умный! - говорит она. - Я его в нашем магазине уже давно приметила. Наши девчонки как услышали о нем, так теперь глаз не сводят".

По словам Орловой, раньше все в магазине на него "посматривали с опаской": "Естественно - весь в темном, длинные волосы, длинные ногти... Он как привидение - появляется в магазине в одно и то же время, когда все нормальные люди на работе". "Но я сразу поняла, что это не бомж какой-нибудь, - заверяет продавщица. - Ум и обаяние под аляповатой одежкой не скроешь!".

По словам контролеров торгового зала Ольги Минц и Татьяны Поляковой, Григорий Перельман на протяжении многих лет покупает одни и то же: буханку черного хлеба, макароны, кефир "Бифидок" и "Бифилайф". К фруктовым секциям он даже не подходит: заграничные яблоки и апельсины ему явно не по карману. В общем, берет лишь то, что стоит недорого и из чего можно приготовить простую пищу. Никакого алкоголя и других излишеств.

По мнению психолога Марины Самойленко, гении, часто "как бы сторонятся женщин, стесняются их". "Это может быть вызвано различными причинами, корни которых обычно идут из детства, - говорит она. - Не находя выхода, сексуальный потенциал трансформируется в умственную деятельность. Причем гений может даже не замечать этого: он прекрасно живет, работает и не обращает внимания на женщин. Ему кажется, что они ему будут только мешать".

При этом, подчеркивает Самойленко, "сравнивать технаря и гуманитария невозможно". "У того же Пушкина сексуальная энергия находила выход, и еще какой! - говорит психолог. - Но Пушкин - это стихи, а стихи - это эмоции, и их он как раз черпал из общения с прекрасным полом. У технарей задействовано другое полушарие мозга, они менее эмоциональны и более сконцентрированны. И когда женщин рядом нет, концентрация только лучше".

Коллега Перельмана Анатолий Вершик, заведующий лабораторией Санкт-Петербургского отделения Математического института им. Стеклова, напоминает, что "нельзя судить о человеке, не зная его близко, не общаясь с ним". "Его просто не устраивают некоторые нормы жизни и существования науки, как и всех нас, - говорит он. - Возможно, он стал затворником, чтобы заниматься математикой вдали от посторонних глаз, Возможно, это высокое проявление индивидуализма".

"Каждый из нас оригинален по-своему. Ученые-математики - обычные люди. Хотя, конечно, у них особый склад ума. А уж как они ведут себя в обществе, зависит, наверное, от характера", - заключил Вершик.

Из истории семьи Перельманов

Вопреки слухам, автор "Занимательной физики", "Занимательной геометрии" и других знаменитых научно-популярных книг Яков Перельман не приходится отцом Григорию. Это невозможно даже чисто хронологически: Яков Исидорович скончался во время блокады Ленинграда в 1942 году, а нынешний математик родился лишь спустя 24 года.

Времена, когда великий математик был ребенком, помнят немногие из его соседей, хотя Перельману всего 40 лет. Именно в детские годы закладывались характер будущего гения, его пристрастия и то, что называется "странностями".

"Когда Гриша мелким был, тихоней его никто не назвал бы, - говорит знакомый Юрий Семенов. - Не то что сейчас. Я ведь Перельманов уже больше 30 лет знаю. Я думаю, что на Гришу большое влияние оказал отъезд отца".

Перельман-старший уехал в Израиль в поисках лучшей доли, когда Григорию было около 25 лет. Молодой человек с матерью остались в Питере. По слухам, математик воспринял отъезд папы как предательство. "Как отец Гриши уехал, с тех пор я его больше не видела, - говорит соседка тетя Зина. - Были слухи, что он семье совсем мало вообще помогал. Но про это я точно не знаю, врать не буду. Может, и правда, потому что человек он был прижимистый".

Объяснять, что она имеет в виду, тетя Зина долго не хотела, мол, чего прошлое ворошить. Но потом все же сказала: "В соседнем парадном умерла одинокая женщина. И мы решили собрать деньги по всему дому, чтобы достойно ее похоронить. Давали кто по три рубля, кто по десять. А Перельман-старший не дал. Даже не объяснил ничего, просто захлопнул дверь перед носом. Потом его жена Любовь потихоньку принесла трешку. Люба - женщина очень порядочная и не жадная. Хотя, может быть, тогда у них просто не было денег, жили-то они всегда скромно".

Ни в каких общественных мероприятиях типа субботника или обустройства цветника Перельманы никогда не участвовали. На лавочках с кумушками тоже не сидели. Так что близких знакомств ни с кем не завели. "Люди они тихие, неприметные, - говорит соседка Мария Силкина. - Хотя чересчур щепетильные. Эта семья никогда из дома не выходит, разве что в магазин за продуктами".