Президент России Владимир Путин и премьер-министр России Дмитрий Медведев
 
Президент России Владимир Путин и премьер-министр России Дмитрий Медведев
Пресс-служба Президента России

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил очередную реформу госуправления, которое сейчас "во многом сохраняет советские черты, опирается на старые методы контроля и мотивации и работает по инерции". Об этом он написал в письме президенту Владимиру Путину, который поставил на нем резолюцию "Согласен", утверждают "Ведомости". Премьер предлагает создать комиссию по совершенствованию системы госуправления, однако опрошенные изданием эксперты настроены скептически.

Пресс-секретарь премьера переадресовала вопросы к пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову, а тот не ответил на вопросы газеты.

В письме председатель правительства жалуется, что в госуправлении отсутствует система взаимодействия между органами власти, столь необходимая для достижения результатов при решении сложных и комплексных задач. Построение работы министерства отдается на откуп министру, не ведется внешний контроль за эффективностью организации работы, а при смене руководителя нарушается преемственность и меняются приоритеты и методы работы.

Медведев предлагает определить ключевые показатели эффективности (KPI) для каждого министерства. По его мнению, министры должны нести персональную ответственность за достижение KPI, а не просто отчитываться о выполненных поручениях, считает он.

Премьер предлагает президенту возглавить комиссию, которая займется вопросами эффективности. Сам он будет его заместителем, а членами комиссии станут министры, депутаты, сенаторы и эксперты.

Член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер указывает, что ориентация на KPI - во многом повторение реформ 2004 года и комиссии по административной реформе. Неназванный федеральный чиновник указывает на формальность подхода при прошлой попытке реформы: "Структура правительства поменялась, но контент остался за скобками". Изменения в госаппарате нужны, но для этого необходимы не новые структуры, а политическая воля, говорит он.