Минюст объяснил, почему российским чиновникам не нужна инициатива Навального: в России в рамках уже действующего законодательства осуществляется весь необходимый контроль за соответствием доходов и расходов
 
Минюст объяснил, почему российским чиновникам не нужна инициатива Навального: в России в рамках уже действующего законодательства осуществляется весь необходимый контроль за соответствием доходов и расходов
© РИА Новости / Григорий Сысоев

Пресс-служба Минюста объяснила, почему министерство считает ненужным инициативу "Фонда по борьбе с коррупцией" по ратификации статьи о незаконном обогащении. Ведомство считает, что в России в рамках уже действующего законодательства осуществляется весь необходимый контроль.

Идею ввести уголовную ответственность за незаконное обогащение чиновников, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах, поддержали 100 000 россиян на сайте Российской общественной инициативы. Для этого России необходимо распространить свою юрисдикцию на ст. 20 Конвенции ООН против коррупции. Авторы инициативы - активисты Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), возглавляемого оппозиционером Алексеем Навальным.

О том, что России это не нужно, в Минюсте разъяснили в ответ на запрос "Интерфакса" о статусе 20-й статьи Конвенции. "Федеральным законом от 8 марта 2006 года No 40-ФЗ РФ ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции без оговорок в полном объеме, сделав заявление в соответствии со статьей 42 указанной Конвенции об особенностях осуществления юрисдикции в отношении предусмотренных ею преступных деяний, - говорится в сообщении пресс-службы. - Статья 20 Конвенции ООН против коррупции носит диспозитивный характер, то есть государствам-участникам предлагается самим определиться относительно путей ее реализации с учетом своих конституций и основополагающих принципов своих правовых систем".

В России, считает Минюст, положения указанной статьи "реализованы путем принятия Федерального закона от 3 декабря 2012 г. N230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам". Он "устанавливает правовые и организационные основы осуществления контроля за соответствием расходов лица, замещающего государственную должность (иного лица), расходов его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей общему доходу данного лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих совершению сделки, определяет категории лиц, в отношении которых осуществляется контроль за расходами, порядок осуществления контроля за расходами и механизм обращения в доход РФ имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы".

Статья 20 Конвенции гласит: "При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать".

В ФБК предложили вменять в обязанность чиновников, замещающих высшие государственные должности, представлять своим работодателям сведения о доходах и расходах своих совершеннолетних детей, а также аналогичную обязанность для бывших таких чиновников в течение последних трех лет после увольнения с должности.

Поддержка инициативы на РОИ означает, что ее должны рассмотреть в правительстве. Ранее министр РФ по вопросам открытого правительства Михаил Абызов сообщил "Интерфаксу", что экспертная рабочая группа федерального уровня в течение двух месяцев рассмотрит инициативу ФБК. "Вопрос требует тщательной проработки, так как в российском законодательстве уже действуют антикоррупционные нормы для чиновников и госслужащих. Для принятия решения необходимо представление позиций профильных ведомств - МВД, Минюста, прокуратуры, а также администрации президента", - сказал Абызов.

Российская Федерация подписала Конвенцию ООН против коррупции 9 декабря 2003 года, а ратифицировала 8 марта 2006 года. Федеральный закон о ратификации содержит заявления по отдельным статьям и пунктам, по которым Россия обладает юрисдикцией и обязательностью для исполнения. В этот список не вошли ст. 20 (незаконное обогащение), ст. 26 (ответственность юридических лиц), ст. 54 (механизмы изъятия имущества посредством международного сотрудничества в деле конфискации), ст. 57 (возвращение активов и распоряжение ими).