Владимир Путин на заседании коллегии Министерства обороны
 
Владимир Путин на заседании коллегии Министерства обороны
Пресс-служба Президента России

Президент России Владимир Путин назвал "сволочью и антисемитской свиньей" посла Польши в Германии в 1930-х годах, предложившего поставить памятник Адольфу Гитлеру за высылку евреев в Африку. Морализировать на тему ксенофобии в среде польских чиновников прошлого века российский лидер стал во время выступления на расширенной коллегии Министерства обороны РФ.

"Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя", - сказал Путин внимавшим ему офицерам Минобороны. Комментарий, который передает ТАСС, касался записи, вычитанной Владимиром Путиным из личного дневника польского посла.

"Он полностью солидаризировался с Гитлером в его антисемитских настроениях и, более того, за издевательство над еврейским народом пообещал поставить памятник в Варшаве", - подчеркнул российский лидер.

Путин признался, что когда знакомился с архивными документами той эпохи, доставшимися как трофей из европейских стран после Второй мировой войны, он был поражен способом решения "еврейского вопроса" в Польше. "Что меня, честно говоря, задело, я вам честно скажу, это как обсуждали Гитлер и официальные представители той же Польши так называемый еврейский вопрос", - сказал президент. По его словам, Адольф Гитлер сообщил министру иностранных дел, а затем послу Польши в Германии о своей идее выслать евреев в Африку, в колонии.

"Вы представляете, 1938 год - выслать евреев из Европы в Африку? На вымирание! На уничтожение!" - возмутился Путин. Он также указал на то, что посол Польши написал в своей докладной бумаге министру иностранных дел Польши следующее: "Когда я его услышал... я ему ответил, если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве".

Президент заметил, что такой ответ был явно сделан в расчете на поощрение. "Так бы просто не стал писать", - подчеркнул Путин. Далее он коснулся "священной" темы о роли СССР в победе над фашизмом. По словам президента, у России достаточно материалов, чтобы не дать возможности никому "испоганить память о наших отцах, о наших дедах, о всех тех, кто положил свою жизнь на алтарь победы над нацизмом".

Глава государства отметил, что именно такого сорта люди, которые вели переговоры с Гитлером, сносят в настоящее время памятники воинам-освободителям или воинам Красной армии, освободившим страны Европы и европейские народы от нацизма. "Это их последователи. В этом смысле, к сожалению, мало чего изменилось, и мы с вами должны это иметь в виду, в том числе и при строительстве наших Вооруженных сил", - подытожил Путин.

При этом он не стал говорить, что переговоры с Гитлером вели не только польские, но и советские дипломаты и руководители. Более того, перед самым началом Второй мировой войны между нацистской Германией и Советским Союзом был заключен договор о дружбе и ненападении (пакт Молотова-Риббентропа), секретные протоколы которого предусматривали раздел Европы на сферы влияния Москвы и Берлина. В частности, стороны разделили и Польшу, а в последующие недели оккупировали ее. О тесном сотрудничестве двух государств, проводивших политику территориальных захватов, свидетельствует в том числе то, что после раздела Польши Москва выдала гестапо (политическая полиция Третьего рейха) бежавших из Германии евреев, обрекая их на верную смерть. Некоторые документы об этом публиковала радиостанция "Свобода".

Антисемитизм в советской политике не был временной попыткой угодить фюреру, а пустил глубокие корни и укреплялся даже после победы над виновником геноцида евреев - гитлеровским режимом. В 1940-е годы против евреев был направлен ряд репрессивных кампаний ("борьба с космополитизмом", "дело врачей"). Более того, в советском обществе распространились слухи о подготовке депортации евреев. Одним из источников таких настроений было поведение чиновников и членов их семей, которые открыто делали антисемитские заявления. Например, Светлана Сталина (дочь вождя) приводит в одной из своих книг высказывание жены главного агитпроповца в 1952-53 годах (Агитпроп - Отдела пропаганды и агитации при ЦК КПСС) Николая Михайлова: "Я бы всех евреев выслала вон из Москвы!"

В октябре 1949 года отслеживавший настроения советских евреев посланник Израиля в СССР Мордехай Намир сообщал из Москвы своему министру Моше Шаретту: "Здешние евреи живут в страхе и неуверенности в завтрашнем дне. Многие опасаются, что скоро начнется депортация из Москвы, ставшей прибежищем для оставшихся в живых после нацистского истребления" (цитата радиостанции "Свобода").

Хотя государственные распоряжения (если они были), подтверждающие гипотезу подготовки депортации евреев, до сих пор не найдены, подобные общественные настроения верно передают политический климат в СССР, где евреи подвергались различным формам преследования и в более позднее время, после смерти Иосифа Сталина.

Одним из наиболее скандальных направлений дискриминации было массовое недопущение поступления абитуриентов еврейского происхождения в МГУ, в частности на механико-математический факультет, а также в другие вузы. Одним из основных проводников такой политики на мехмате доктор философии и математик Георгий Шпиро называет нынешнего ректора МГУ Виктора Садовничего (в то время он руководил работой приемных комиссий), сообщает сайт biography.su. Евреи в СССР с горечью называли себя "инвалидами пятой группы" (пятая графа в анкете была посвящена национальности). Пресловутый "пятый пункт" был одной из распространенных тем советских анекдотов.