Фальсификаторам истории дали отпор: МГИМО опубликовало брошюру, написанную российскими политиками
 
Фальсификаторам истории дали отпор: МГИМО опубликовало брошюру, написанную российскими политиками
МГИМО

Комиссия при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории и МГИМО выпустили сборник материалов со статьями российских государственных деятелей, ученых, историков и недавно рассекреченными материалами разведки. В сборнике, в частности, опубликованы статьи председателя Комиссии министра иностранных дел Сергея Лаврова, спикера Совета Федерации Сергея Миронова и главы президентской администрации Сергея Нарышкина, которые дали отпор тем, кто, на их взгляд, искажает события периода, предшествовавшего Второй мировой войне. Эксперты называют издание брошюры попыткой политизации истории и сомневаются в ее целесообразности, пишет во вторник "Независимая газета".

- Эксперты: борьба с "фальсификациями" направлена на оправдание современной политики

В приветствии к читателям сборника обращается президент России Дмитрий Медведев (текст вывешен на сайте учебного заведения). Он отмечает, что "уроки Второй мировой войны не имеют срока давности". "Мы должны их знать и жестко реагировать на любые попытки исказить историю: оболгать истинных героев и обелить преступников", - подчеркивает Медведев. Напомним, в мае текущего года президент подписал указ о создании президентской комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Сергей Нарышкин в своей статье "Честная история - ключ к формированию доверительных отношений между народами" осуждает попытки некоторых современных историков "переписать" события Второй мировой войны в ущерб интересам России. По его мнению, сейчас против России разворачивается настоящая информационная война. По его словам, в первую очередь, это касается Украины, Грузии, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши.

"Нельзя не видеть, что России как историческому наследнику СССР провокационно навязывается нравственная вина за события тех лет и подводится идеологическая база для предъявления ей различного рода компенсационных претензий", - пишет Нарышкин.

Глава МИДа РФ Сергей Лавров в статье "История реальная и мнимая" отмечает, что попытки ряда политических сил фальсифицировать правду в угоду политической конъюнктуре и подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны направлены против России.

"Срежиссированная кампания по навязыванию нашему государству некой "исторической вины" является частью более широкого замысла воспроизведения политики "сдерживания" России уже в новых условиях", - пишет Лавров.

"Советскую политику того времени необходимо рассматривать в контексте общей ситуации в Европе накануне Второй мировой войны", - подчеркивает он.

Ректор МГИМО, академик РАН Анатолий Торкунов в статье "Предвоенные уроки нашему времени" отмечает, что озабоченные поисками своей новой идентичности молодые европейские государства, входившие ранее в состав СССР и социалистического лагеря, пытаются пересмотреть генезис и даже саму природу Второй мировой войны для сведения счетов с советским прошлым и самоутверждения.

Ректор МГИМО подчеркивает, что "в корне неверно ставить знак равенства между политикой Сталина и Гитлера, тем более - считать их одинаково ответственными за развязывание Второй мировой войны. Источником войны стала агрессивная сущность фашизма, окрепшего и обнаглевшего благодаря западной политике умиротворения".

Эксперты: борьба с "фальсификациями" направлена на оправдание современной политики

Между тем член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко отметил в беседе с "НГ": ни о каких претензиях к России по поводу итогов Второй мировой войны речи не идет, и такие разговоры лишены смысла в принципе: "Это все равно что выставлять счет по войне 1812 года или по Куликовской битве..." На самом деле, уверен эксперт, подобного рода публикации имеют и вполне конкретную, но прямо не обозначенную авторами цель – оправдание нынешней политики: "Не трогайте то, что было, и тем более не трогайте то, что есть. Пользуйтесь теми интерпретациями, которые дают". Пора к войне относиться как к истории, советует Малашенко: "Прошло более 60 лет, а мы все воюем и доказываем... Война должна изучаться абсолютно объективно - исторически. А идеологизация тех событий потянет за собой долгую ниточку: у нас еще была Корейская война, давайте посмотрим, кто ее начал и кто как действовал. Давайте посмотрим на венгерские события, на чехословацкие, на ближневосточный кризис - кто способствовал всем этим войнам".

В то же время генеральный директор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов уверен, что в некоторых исторических сюжетах Россия должна занимать жесткую позицию. В частности, когда речь идет о равной ответственности нацизма и сталинизма за развязывание войны. Есть ответственность нацизма, и есть ответственность других европейских держав, в том числе Великобритании, Франции и СССР, которые не смогли предотвратить развязывание войны. Попытка одного из игроков сделать более ответственным Советский Союз является очевидно неадекватной оценкой.

В последние годы события, связанные с войной и предвоенным периодом, действительно стали использоваться в идеологической борьбе, отмечает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров: "Великая Отечественная война - это то единственное, что объединяет различные политические силы общества. Пересматривать позицию по поводу ВОВ и Второй мировой войны очень сложно и чревато негативными последствиями. При этом мы не даем четких оценок того плохого, что происходило. Не говорим, в чем мы видим вину руководства Советского Союза. И таким образом по умолчанию полностью солидаризуемся с тем, что тогда делалось. Мы акцентируем внимание на колоссальных жертвах, которые понес народ, мы абстрактно говорим, что были какие-то ошибки, но баланс в целом оказывается позитивный! Это ставит нас в двусмысленное положение – сейчас никто не может выступить с радикально отличающимися от советских оценками ВОВ и роли в ней Советского Союза. А с другой стороны, в мире, в отсутствие фактора силы со стороны Советского Союза, усиливается хор голосов в ущерб нынешней России".

В результате нашего отказа самим пересмотреть прежние оценки на Западе, замечает эксперт, участились разговоры о коммунизме как второй форме тоталитаризма. Причину нагнетания обстановки вокруг этой проблемы политолог видит в отсутствии у нас дискуссии "по поводу того, что тогда происходило", и поэтому "все эти грозные заявления второго эшелона наших политиков оказываются абсолютно бессильными и наша страна оказывается в проигрыше".