Заключенные омской лечебно-исправительной колонии N10 для больных туберкулезом рассказали адвокату Марии Эйсмонт об издевательствах, которым они подверглись в ИК-7, получившей печальную славу учреждения, где пытают сидельцев
 
Заключенные омской лечебно-исправительной колонии N10 для больных туберкулезом рассказали адвокату Марии Эйсмонт об издевательствах, которым они подверглись в ИК-7, получившей печальную славу учреждения, где пытают сидельцев
novayagazeta / www.youtube.com

Заключенные омской лечебно-исправительной колонии N10 для больных туберкулезом рассказали адвокату Марии Эйсмонт об издевательствах, которым они подверглись в ИК-7, получившей печальную славу учреждения, где пытают сидельцев. По словам осужденных, пытки продолжаются, несмотря на попавшие в СМИ описания зверств сотрудников ФСИН.

Истории осужденных опубликованы на сайте "МБХ медиа". Так, один из бывших заключенных омской ИК-10 рассказал, как его вместе с еще десятью арестантами после жалобы на условия содержания перевезли в ИК-7, где долго подвергали пыткам.

По словам мужчины, он был осужден в 2013 году и находился в ИК-10. Условия содержания в колонии не соответствовали никаким нормам: плохая еда, в камерах грибок, сырость, людей с открытой формой туберкулеза не изолировали от остальных. В августе 2015 года заключенные написали коллективную жалобу и через телефон переслали жене одного из осужденных, чтобы она направила письмо в Генпрокуратуру.

После этого в колонию приезжал прокурор, спрашивал, будут ли заключенные забирать жалобу. Они отказались. И тогда 1 сентября утром всех 11 жалобщиков собрали с вещами и доставили в ИК-7. В статье отмечается, что из показаний осужденных следует, что пытки в российских колониях - хорошо отработанная система.

"Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?"

Мужчина, с которым беседовала Эйсмонт, рассказал, что его сразу начали избивать, били по шее, по почкам. Ему приказали ходить только в положении с согнутой спиной ("корпус 90"), смотреть в пол, голову не поднимать.

"Нам сказали раздеваться, забрали вещи и поставили к верхней решетке и так мы простояли сутки, голые, без воды и еды, в туалет не выводили. Потом нас начали по одному заводить в какую-то комнату, где на полу были матрасы. Мне подставили подножку, и я упал на матрас, на голове у меня была наволочка, чтобы я никого не видел. Мне раздвинули ягодицы, сказали: „Придется тебя изнасиловать. Жалобы писать любим?", - рассказал осужденный.

Потом мучители, по словам заключенного, засунули ему в анус провод и пустили ток. "Состояние было такое, как будто тебе оголяют все нервы на зубах и еще их тянут. Они что-то кричали, но я не понимал, что. Потом перевернули на спину, один сел на грудь, и провода подсоединили к половому органу", - продолжил он. "Я сильно кричал. Крики были слышны отовсюду, несмотря на то, что они включали музыку очень громко", - рассказал мужчина.

После этого всех привезенных из ИК-10 поставили голыми в отсекатель, а самого рассказчика подвесили за две руки наручниками к решетке так, что до пола он почти не доставал, "приходилось висеть на руках 2−3 часа".

По словам бывшего сидельца, одного из мучителей он может опознать - это начальник ЕПКТ (единое помещение камерного типа) Шодибек Махмадбеков. Также заключенных регулярно навещал начальник отдела безопасности с ИК-10 Бахтияр Сабиржанович, в пытках принимал участие сотрудник оперативного отдела Василий Трофимов. Начальник ИК-10 Александр Сысенко тоже явно был в курсе происходящего.

"Ты кто? Вас стереть - три секунды"

Пытки в ИК-7 продолжались с сентября по декабрь 2015 года. Над заключенными издевались, обращались к ним, называя женскими именами, они сутками стояли в квадратике, нарисованном краской в середине камеры на полу, и кричали правила внутреннего распорядка. Многие охрипли, смотреть при этом разрешали при этом только в потолок. Периодически их выводили на растяжку - били по ногам, чтобы ноги разъехались на шпагат.

"Махмадбеков Шодибек, начальник ЕПКТ, говорил нам, обращаясь и называя женским именем: „Ты кто? Вас стереть - три секунды. И никто за вас не приедет, у тебя нету миллионов, собрались бороться против системы? Система вас сотрет", - рассказал мужчина. По его словам, после пыток током, подвешивания на сутки и избиений он полторы недели мочился кровью, а после возвращения в ИК-10 у него начались проблемы с психикой.

Еще один заключенный по имени Николай рассказал Марии Эйсмонт, что в омских колониях бьют постоянно, но "до такого не доходили, чтобы током и полтора суток висеть в наручниках". Причиной такого жестокого обращения с заключенными стала жалоба на плохие условия содержания. По словам Николая, сотрудники колонии не считают их за людей, уверены в собственной безнаказанности и говорят им: "Скажи спасибо, что ты еще живой и что тебя еще кормят, вас вообще надо перестать кормить и желательно бить три раза в день. Вас в общество нельзя выпускать".

О пытках в отношении 11 жалобщиков адвокату рассказал и заключенный Дмитрий Козюков, который после издевательств тяжело заболел и был освобожден по состоянию здоровья, а теперь лечится в больнице в Санкт-Петербурге. Эйсмонт направила в СК заявление о преступлении в отношении Козюкова. По ее словам, проверкой заявления уже занялся местный омский следователь.

Эйсмонт выяснила, что заключенных пытали в ИК-7 с сентября по декабрь 2015 года и вернули в ИК-10 только после того, как они полностью отказались от всех жалоб и написали, что никаких претензий не имеют. Кто-то из них до сих пор отбывает наказание, кого-то из освободившихся удалось найти и опросить.

"Наша задача - чтобы следствие опросило всех, опросило подробно и детально, с учетом того, что те люди, которые сейчас еще находятся в заключении, могу подвергаться давлению, им должна быть обеспечена безопасность. Слухи ходят о том, что их запугивают", - сказала адвокат.

Она отметила, что некоторая сложность заключается в том, что у заключенных, когда их пытали, на головах были надеты наволочки, большинство из них не видело лиц своих мучителей, хотя и они кого-то смогли запомнить. Теперь задача правозащитников - привлечь к ответственности виновных в издевательствах, в истязаниях и в организации пыток. "Совершенно очевидно, что мы имеем дело с пыточной системой, которая сложилась в омском ФСИН и существует много лет", - подытожила Мария Эйсмонт.

Ранее о пытках, которым подвергаются заключенные ИК-7, сообщила адвокат правозащитной организации "Русь сидящая" Вера Гончарова. Освободившийся из колонии Руслан Сулейманов рассказал, что заключенных насиловали разными предметами, пытали током, подвешивали в "стакане" - узкой клетке, в которой возможно только стоять. По словам омского адвоката Салама Мусаева также известно о нескольких случаях, когда в задний проход осужденному вставляли шланг и подключали его к крану с водой, включали сильный напор воды. Несколько человек погибли от разрыва органов.

После того, как в СМИ появилось множество свидетельств о пытках в колониях в разных регионах России, и в Следственном комитете и в центральном аппарате ФСИН должны понять, что речь не идет о единичных случаях применения "недозволенных методов", а речь о пыточной системе, которую надо срочно менять, говорится в статье на сайте "МБХ медиа".