10-летняя Диана Садовникова добилась, чтобы ее отца лишили родительских прав
 
10-летняя Диана Садовникова добилась, чтобы ее отца лишили родительских прав
«Комсомольская правда»

10-летняя Диана Садовникова добилась, чтобы ее отца лишили родительских прав. Девочка не смогла вынести чрезмерной отцовской заботы - тот пытался сделать из дочери "идеального человека". А выиграть суд ей помогла бабушка, мама отца, пишет "Комсомольская правда".

"Педагог" Максим Александрович Садовников - подтянутый, спортивный, обаятельный, приветливый, воспитанный. Весь коридор в их квартире увешан грамотами Дианы. Максим Александрович с гордостью показывает: "Глядите: Дианка уже в восемь лет выступила на первенстве Москвы по гимнастике" А еще у меня есть запись, где дочь поет с Гурченко песню "Команда молодости нашей".

Когда Диане был еще годик, Максим добился, чтобы его жену лишили родительских прав. По мнению отца, мать мешала воспитывать дочь своим плохим примером. Потом, считает Максим Александрович, мешала воспитывать Диану его парализованная мать - Галина Гавриловна. Она, мол, сбивала спортивный режим дочери: угощала конфетами, давала деньги на мороженое. А главное - разлагала ее характер своей жалостью к ней. А отец, закаляя характер дочери, бил ее скакалкой и, как уверяла бабушка, ее родственники и подруги, сажал Диану на пару дней на хлеб и воду. Он был уверен, что так будет только полезнее. "Воспитание не бывает без насилия", - не уставал повторять отец.

Максим Александрович утверждает, что знает, как нужно жить, и ни в чем не сомневается. Даже когда его лишали родительских прав за жестокое обращение с дочерью, он твердил: "Это мой ребенок! Я и только я за нее отвечаю! Я делаю из нее гармонично развитую личность, а вы мне все мешаете!"

"Бедная ты моя, - рыдала Галина Гавриловна, услышав плач внучки, которую отец бил скакалкой. - Да если б могла я встать, спасла бы тебя от этого изверга". Со временем отец запретил дочери общаться с бабушкой и решил единолично воспитывать дочь. Времени для воспитания у него было предостаточно. Работал он аварийным электриком при местном ДЕЗе. График работы - два дня в неделю.

Каждый день Диана вставала в шесть утра и бегала 12-километровый кросс. Никакие "неохота" не принимались. После школы несколько часов тренировок по гимнастике. За тайком съеденную конфету - несколько километров кросса. И так каждый день - ни минуты безделья. За спортивной формой дочери он следил щепетильно. Время от времени устраивал обмеры: сколько сантиметров талия, насколько стали шире плечи.

"Да, я самореализовываюсь таким образом, понимаете? - говорит Садовников. - А что в этом плохого? Я в Диану столько сил вложил! Уволился с интересной работы. До этого был светотехником в фирме, занимающейся организацией концертов. Ездил по всей стране с гастролями. Чтобы Диана одна не оставалась, стал обычным электриком".

На спорте Максим Александрович не замыкался. Дух тоже тренировал. Идеальный человек должен прочитать несколько миллионов хороших книг - всех классиков, не должен есть мясо (это безнравственно), должен жить не по лжи и в соответствии с христианскими понятиями о добре и всепрощении. Правда, в реальной жизни последние установки давали сбой в виде постоянных скандалов с бабушкой девочки и необходимостью "физического воздействия на дочь в воспитательных целях" - это по его же формулировке.

Последней каплей стал фантик от конфеты, которую опять тайком сунула бабушка, нашла Тася - девушка Максима. Скандал разгорелся жуткий: крики, слезы и бабушки, и внучки. А через пару дней бабушка и внучка решили сообщить о семейном беспределе в органы опеки. "Отдайте мою внучку в приют!" - попросила Галина Гавриловна по телефону инспектору.

Местная опека собрала материал по лишению родительских прав и передала в суд. Диана перед всеми комиссиями твердила: домой я не вернусь. Максима лишили родительских прав. Девочка отправилась в приют "Солнцево".

А Максим Александрович от дочери, которая от него отказалась, отказываться не собирался: писал жалобы в разные инстанции. Суд в очередной раз их отклонял, "учитывая желание ребенка". Однако на суде при людях Диана, дрожа, шептала: не хочу жить с отцом. А когда отец почти каждый день мотался к ней в приют, с радостью бежала к нему навстречу".

Через неделю после очередного отказа в суде о восстановлении родительских прав Диана сбежала из приюта. Когда через три дня милиция нагрянула в квартиру к Садовниковым забирать дочь обратно, Диана вцепилась в отца. Растерянные милиционеры и сотрудники органов опеки развели руками. Отцу и дочери не было дела до всяких юридических заморочек. Но им пошли навстречу. Нашли какие-то лазейки, заставили написать отца расписку о том, что Диана будет жить у него.

Диана все так же рано поднимается, бегает на тренировки. Переживает, что ее не приняли обратно в гимнастику, пошла на акробатику. Максим уверен, что все делал правильно. Однако восстанавливать в отцовских правах Садовникова пока никто не собирается. Дело четыре месяца лежит в Верховном суде.