МИД объяснился про поставки средств ПВО Ирану и участие России в уничтожении сирийского химоружия
 
МИД объяснился про поставки средств ПВО Ирану и участие России в уничтожении сирийского химоружия
Moscow-Live.ru

Очередной полномасштабный раунд переговоров по ядерной проблеме Ирана состоится в октябре этого года, сообщил в четверг заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков. По его словам, существует общее понимание, что такие переговоры откладывать больше нельзя - Иран должен прояснить военную или мирную направленность своей ядерной программы как можно быстрее, передает ИТАР-ТАСС.

"У международного сообщества есть незакрытые вопросы по иранской ядерной программе, и чем быстрее переговорный процесс наберет ход и будут найдены решения, снимающие эти озабоченности, тем меньше оснований будет для решения: какой все-таки выбор у Тегерана - мирный или военный", - подчеркнул Рябков.

- Россия готова охранять объекты, где будут уничтожать сирийское химоружие

Говоря о поставках в Иран средств ПВО российского производства, представитель МИД РФ отметил, что этот вопрос приобрел ненужную сенсационность, сейчас оснований для его обсуждения нет, заявил он "Интерфаксу".

"Мы этот вопрос стараемся обсуждать только тогда, когда есть для этого основания. Сейчас таких оснований нет", - сказал Рябков, отвечая на вопрос, может ли измениться позиция России в вопросе поставок С-300 в Иран.

Напомним, в первой половине сентября в прессе появилась информация, что Россия все-таки решила поставить Ирану модифицированные зенитно-ракетные комплексы С-300. Якобы президент Владимир Путин распорядился начать проработку соглашения. В Кремле тогда же заявили, что еще не приняли принципиального решения по поставкам.

Как известно, контракт на поставку на 800 млн долларов С-300 был заключен в 2007 году. Спустя три года Дмитрий Медведев, будучи тогда президентом, отменил договоренность, сославшись на резолюцию 1929 Совета Безопасности ООН, вводившую очередной пакет санкций против Тегерана (стоит отметить, что в некотором роде похожая ситуация сейчас складывается по сирийскому контракту). Несмотря на то, что в относительно короткие сроки Москва вернула Тегерану сумму аванса в размере 167 млн долларов, Иран обратился в международный Третейский суд Женевы, требуя от РФ компенсации за срыв поставок.

Ситуация получила неожиданное продолжение: вместо 800 миллионов в иске фигурировала сумма в 4 млрд долларов. Как потом объяснял истец, суд проявил инициативу и включил в иск понесенные издержки - подготовку к постановке С-300 на вооружение - а также моральный ущерб и даже неустойки по ряду других военных контрактов. Сам официальный Тегеран никаких подобных компенсаций не требовал, отмечали иранские власти. Эксперты между тем высказывали убежденность, что судебный процесс в принципе едва ли грозит отношениям двух стран: он, скорее, алиби для России - чтобы не платить неустойку, Москве придется по решению суда все-таки отправить Тегерану ЗРК, при этом формально не нарушив резолюцию Совбеза.

Россия готова охранять объекты, где будут уничтожать сирийское химоружие

Представитель МИД также затронул тему ликвидации химического оружия в Сирии. По его словам, Россия готова участвовать в обеспечении мер безопасности в рамках этого процесса.

"Как было заявлено с российской стороны, в том числе и публично, мы будем готовы принять участие в обеспечении периметров безопасности вокруг тех объектов, где будут проводиться соответствующие работы", - сказал Рябков на проходящей в Нижнем Тагиле оружейной выставке.

Отвечая на вопрос, планируется ли привлечь к этой работе страны ОДКБ, Рябков сказал, что Москва рассчитывает, что "партнеры по ОДКБ серьезно рассмотрят возможности участия в этом процессе", однако очень многое будет зависеть от общей ситуации в Сирии. "Это вопрос (участия России в охране сирийских химических арсеналов) сложнейший. Он будет связан с общей ситуацией в сфере безопасности в Сирии", - сказал он.

Рябков отказался комментировать перспективы участия в охране сирийских объектов, где хранится химическое оружие, сил НАТО. "Что касается участия в этой работе НАТО, я комментировать не берусь, потому что у меня не было возможности для того, чтобы выяснить их отношение к этой теме", - сказал Рябков.