Инопресса: дагестанские силовики сажают и пытают невинных, порождая "ответный терроризм" В Дагестане сотрудники милиции жестоко избили 31-летнего адвоката Сапият Магомедову, известную своей жесткой правозащитной позицией
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Инопресса: дагестанские силовики сажают и пытают невинных, порождая "ответный терроризм"
Первый канал
 
 
 
В Дагестане сотрудники милиции жестоко избили 31-летнего адвоката Сапият Магомедову, известную своей жесткой правозащитной позицией
memo.ru
 
 
 
У Магомедовой был выписан ордер - ранее она уже работала с задержанной. Несмотря на это, следователь отказал Сапият в доступе к подзащитной и вызвал наряд милиции, отдав приказ: "Выкиньте ее отсюда"
memo.ru

В Дагестане силовики обладают безграничной властью, им автоматически гарантирована безнаказанность за неправомерные аресты и пытки. Поэтому неудивительно, что нападения на них совершаются из засады - только так, по мнению местных жителей, их можно наказать за творимое беззаконие. Стоит ли называть это исламским терроризмом или "параллельным правосудием", - попыталась разобраться итальянская газета Corriere della Sera.

В этой кавказской республике проходят две контртеррористические операции в неделю, пишет автор статьи "Вымышленный джихад российских милиционеров", на которую ссылается InoPressa. По словам лидера независимого милицейского профсоюза Магомеда Шалимова, "Кремль оплачивает спецоперации в размере 600 евро в час". Что еще хуже - МВД устанавливает ежегодные "производственные планы".

Каждое отделение должно "отработать" определенное число убийств, краж, похищений и иметь определенный процент раскрываемости. От результатов зависят зарплата, премии и карьера в целом. "Таким образом, все обязаны заниматься делом, чтобы продемонстрировать Москве цифры, которые там хотят увидеть. Здесь нет Шерлоков Холмсов. Только люди, которые выбивают признания под пытками и придумывают террористов за деньги", - говорит лидер милицейского профсоюза.

- В милиции Дагестана жестоко избита адвокат, которой не раз угрожали следователи
- Милиционеры: она сама напала, а теперь симулирует

"Совершенно неожиданно бороться против настоящих или вымышленных повстанцев с талибскими бородами стало самым прибыльным постсоветским бизнесом. Более выгодным, чем контрабанда, чем приватизация", - пишет автор статьи Андреа Никастро, сам побывавший в Дагестане. Он отмечает, что настоящими козлами отпущения в последнее десятилетие стали салафиты, давно и довольно обособленно живущие в республике.

В качестве примера он приводит историю, услышанную им лично от участников манифестации, перекрывших автостраду Ростов-Баку с требованием, чтобы к ним вышел кто-нибудь из представителей власти. По их словам, 2 мая семеро мужчин-салафитов направились в селение Дилим за лекарством от зубной боли. У некоторых из них были длинные "талибские" бороды. Только за это милиция остановила и избила их, когда они вышли из аптеки.

Избитые были доставлены в отделение милиции, где их продержали до утра, оштрафовали каждого на 500 рублей и заставили подписать документ о том, что они не имеют претензий к милиционерам. Но один из пострадавших вскоре умер. Начальником отделения милиции является Анас Сатираев, причастный и к другим преступлениям, в частности к убийству молодой супружеской пары.

Манифестанты обратились с просьбой к вышедшему к ним вице-премьеру Абидину Карчигаеву: всего лишь перевести милицейского начальника в другое место. Люди требовали не суда, а перевода на другое место службы, удивляется итальянский журналист.

Он приводит еще один случай: дагестанец Надир Мамедов был арестован, потом его тело было найдено со следами чудовищных пыток, в легких были обнаружены фрагменты пластика. Его задушили, надев на голову пакет. Дело удалось довести до суда, но он закончился без обвинительного приговора.

"Ни один милиционер в Дагестане никогда не был осужден. Работа в МВД - гарантия иммунитета. Однако все милиционеры, которые участвовали в аресте Мамедова, были убиты в засаде, устроенной на дороге. Стоит ли называть это исламским терроризмом или параллельным правосудием?" - задает вопрос издание.

Правозащитники подтверждают: таких историй в Дагестане - десятки. Лишь некоторые из них становятся достоянием гласности, подчеркивает глава местного отделения научно-просветительского центра "Мемориал" Заур Газиев. Ему вторит Гюльнара Рустамова, руководитель небольшой мусульманской ассоциации "Матери Дагестана", представляющей бесплатные юридические консультации. По ее словам, "за последние три года из ста арестованных только в отношении троих были предъявлены реальные доказательства их участия в повстанческом движении".

Примечательно, что российские средства, выделяемые на борьбу с терроризмом, во многих случаях идут на финансирование реальных вооруженных группировок, продолжает газета. В борьбе за "хлебные места" кавказская элита очень часто прибегает к помощи боевиков, чтобы устранить конкурентов. Террористы становятся наемниками или телохранителями, в зависимости от цены. Об этом, в частности, заявила на майской встрече правозащитников с Дмирием Медведевым председатель Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества Элла Панфилова.

Отвечая на вопрос итальянского журналиста о террористах, главный редактор местного еженедельника "Черновик" Надира Исаева сказала, что их число увеличивается. Ответ на потребность в справедливости кто-то находит в мирной религии, а кто-то - в мятеже, отметила она.