Евгения Альбац
 
Евгения Альбац
Эхо Москвы / YouTube

Главный редактор The New Times Евгения Альбац объяснила, что послужило "спусковым крючком" для наложения на нее и издание гигантского штрафа в 22 млн рублей, и кто стал инициатором такого наказания, поставившего под угрозу существование электронной версии журнала.

По мнению Альбац, эта истории началась в апреле 2018 года. "Тогда мы как раз закончили публиковать на сайте серию материалов, посвященных очередному переизбранию Путина на очередной президентский срок под общей шапкой "Путин.Итоги", в которых мы подробно проанализировали к каким результатам в политике, экономике, в медиа, в общественной жизни, в судебной системе, в вопросе прав человека и т.д. пришла страна после 18 лет правления одного человека", - пишет Альбац в публикации на сайте The New Times 29 октября.

В апреле в Генеральную прокуратуру РФ на имя генпрокурора Юрия Чайки поступил депутатский запрос от ветерана КГБ СССР, а затем ФСКН, генерал-лейтенанта и депутата Госдумы от фракции "Справедливая Россия" Николая Рыжака. Бывший офицер военной контрразведки докладывал, что 2 апреля на его электронный адрес поступило письмо от некоего гражданина Д.И. Игнатова, который просит "организовать проверку по факту возможного нарушения Федерального закона "О средствах массовой информации" в сфере финансирования СМИ.

Игнатов каким-то образом обнаружил, что "в период с апреля 2017 года по февраль 2018 года от "Фонда поддержки свободы прессы" были совершены денежные переводы на сумму 5,4 млн рублей". Этот фонд в 2014 году был включен в реестр НКО-иностранных агентов. "В связи с изложенным, прошу провести проверку полученной информации", - заключил Рыжак в своем запросе Чайке. Генпрокурор начал проверку, пишет Альбац.

"Банально пропустили"

30 декабря 2015 года, в разгар борьбы с иностранными агентами России, были внесены поправки в федеральный закон о СМИ, предписавшие средствам массовой информации уведомлять о получении денег от иностранных источников, за исключением средств от рекламы, продаж или подписок, продолжает главред The New Times.

Следом вышло постановление правительства, которое определяло, что уведомление должны быть именно в электронной форме (для чего требуется получить специальный ключ и установить софт, работающий только и исключительно с PC), а затем и соответствующий приказ и форма отчета Роскомнадзора, вступивший в силу в июне 2016 года, напоминает Альбац.

По ее словам, никаких проблем с этой новой отчетностью не было. "Но мы - пропустили. Банально, - поясняет Альбац. - В том числе и потому, что средства в Фонд приходили прежде всего от российских спонсоров и в результате краудфандинга, то есть, наши читатели, в своем абсолютном большинстве - граждане Российской Федерации, переводили средства на издание журнала на рублевые счета в российском банке "Фонда поддержки свободы прессы" со счетов за пределами РФ".

В издании не учли, что еще в декабре 2014 года этот фонд был одним из первых объявлен иностранным агентом, и следовательно, все деньги, которые шли через этот фонд, автоматически становились "иностранными источниками", признает Альбац.

При этом в запросе Рыжака указывалась сумма в 5,4 млн руб, полученные от помянутого фонда "в период с апреля 2017 года по февраль 2018 года", однако в представлении прокуроров сумма выросла до 24,5 млн руб. за период "с марта 2017 года по апрель 2018 г.", а в итоге сумма наложенного штрафа составила 22 млн 250 тыс. руб., полученных от иностранного агента с апреля 2017 года по март 2018-го, отмечает главред. По ее словам, окончательная сумма соответствует годовому бюджету сайта newtimes.ru.

Денег на уплату такого штрафа у The New Times нет. Издание намерено обжаловать вердикт вплоть до Верховного суда РФ. При этом судебные разбирательства также потребуют денег, в связи с чем издание организует сбор пожертвований, резюмировала Альбац.

Кремль: "Есть закон"

Тем временем 29 октября ситуацию вокруг The New Times прокомментировали в Кремле, Совете по правам человека (СПЧ) при президенте РФ и Союза журналистов России (СЖР).

"Если не будет журнала, конечно, это скорее плохо, чем хорошо, - цитирует ТАСС пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова. - Здесь можно только сожалеть".

"С другой стороны, есть закон, - добавил он. - Судя по тому, что известно, журнал получал деньги от иноагентов и не декларировал эту ситуацию в соответствии с нашим законодательством. Поэтому штраф в размере, собственно, той суммы, которую издание получало, - это то решение, которое было принято Роскомнадзором. В данном случае все в строгом соответствии с законодательством".

Глава СПЧ Михаил Федотов заявил "Интерфаксу": "Мы будем разбираться с этой ситуацией, которая мне кажется достаточно странной".

В СЖР выразили недоумение небывалой суммой штрафа и пообещали внимательно следить за развитием ситуации. "Союз журналистов России выражает озабоченность решением судьи Тверского района Москвы оштрафовать журнал The New Times и его главного редактора Евгению Альбац на сумму более 22 млн рублей, - говорится в заявлении на сайте СЖР. - Несвоевременное предоставление сведений в Роскомнадзор - действительно серьезное нарушение, однако размер штрафа вызывает, по меньшей мере, недоумение".

"Это самый крупный штраф для СМИ в российской истории, - отметили в СЖР. - Такое решение суда, по сути, равносильно закрытию издания, что, в свою очередь, является нарушением права на свободное распространение информации".

Ранее главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов заявил, комментируя решение о штрафе The New Times: "Это, конечно, разорение и закрытие журнала. Еще -1 независимое СМИ".

Печатная версия журнала The New Times прекратила существование летом в 2017 году из-за недостатка финансирования Сейчас издание существует только в электронной версии.