Вокруг "горячих линий" развернута целая пиар-кампания
 
Вокруг "горячих линий" развернута целая пиар-кампания
«Новые Известия»

"Горячие линии", открытые во всех городах спецслужбами, вызвали стремительный рост доносов от россиян. Вокруг "горячих линий" развернута целая пиар-кампания. В некоторых регионах за бдительность даже платят. Между тем эксперты по-разному оценивают рост числа информаторов в стране. С одной стороны, сигналы от граждан помогают раскрыть сотни преступлений. С другой – "горячие линии" все чаще используются для ложных доносов. Люди сводят счеты с более богатыми и успешными соседями и коллегами. По словам специалистов, в этой ситуации подтверждается лишь несколько процентов доносов, пишут "Новые известия".

Как отмечает издание, чересчур бдительные граждане жалуются на взяточников, фальшивомонетчиков, на соседей, сдающих жилье, нарушителей ПДД и просто "стучат" на врагов и соперников. Попадаются и такие, кто годами пишет жалобы на соседей только за то, что те регулярно выходят курить на лестничную площадку или держат домашних животных. При этом завершать уголовные дела, даже по ложным доносам, в России никто не спешит. Ценой массового доносительства становятся подмоченная репутация, испорченная карьера, а, возможно, и жизнь.

Точной статистики нет. Но эксперты убеждены: в последние пять лет доносить стали в два-три раза чаще. Рост сознательности граждан объясняется, прежде всего, тем, что во многих регионах вошло в практику платить за доносы, которые называются оперативной информацией. Так, в Новгородской области со злоумышленниками предпочитают бороться с помощью бдительных граждан. Благодаря звонкам "куда надо" только за 2007 год было заведено 49 уголовных дел. За помощь в поимке преступника гражданину положена денежная премия – 3 тысячи рублей.

В Архангельской области четко определенного тарифа на своевременно предоставленную информацию нет. За сообщение о замеченных нарушениях закона жители области могут получить порядка 500 рублей, а за данные о серийном убийце до 10 тысяч. В Красноярске за такой подвиг положено всего 2,5 тысяч рублей.

Активно жаловаться призывают москвичей и петербуржцев практически все городские ведомства. Военкоматы и военная прокуратура "оживляют" эти линии весной и осенью: с помощью "сигналов" идет борьба с уклонистами и дезертирами.

Комитет здравоохранения предлагает "настучать" на врачей-взяточников или грубиянов. Пресекать взяточничество предлагают также в комитетах по образованию и по науке. Не отстает и налоговая служба, а также служба судебных приставов: если кто-то уклоняется от налогов, но покупает квартиры и роскошные машины и при этом не платит алиментов – соседей просят "сигнализировать". Доносить рекомендуют и на тех, кто незаконно сдает квартиры в аренду.

Многочисленные призывы сообщать о любых нарушениях правопорядка в последние годы стали раздаваться неспроста. По мнению экспертов, общество представляет собой идеальную среду для развития института ябед. "Наше общество сейчас находится в переходном состоянии, что и характеризует ситуация с доносами. Люди часто жалуются на соседа, сдающего квартиру вне налоговой инспекции, не потому, что там живет 20 гастарбайтеров или шумные студенты. Они просто завидуют, что у него есть дополнительный источник дохода. И это будет продолжаться до тех пор, пока у людей не исчезнет стимул ябедничать, то есть пока у нас не образуется полноценный средний класс, хотя бы 50% населения, а не 20%, как сейчас", – считает научный руководитель Института экономики РАН Евгений Гонтмахер.

Эксперты утверждают, что предложения ведомств "стучать" не что иное, как возвращение советской системы. Конечно, по непроверенному доносу на расстрел уже никто не отправляет, но "неприятностей" и без этого хватает. Сотрудники правоохранительных ведомств не устают отмечать: нередко на "горячие линии" звонят, чтобы отомстить соседу.

По словам милиционеров, подтверждается только несколько процентов от всех тревожных сигналов, поступающих от граждан на "горячую линию" ФСБ. Остальное – дезинформация. Однако пока выяснятся все подробности, может быть уже поздно: подмоченная репутация, испорченная карьера, а, возможно, и жизнь.

"Завершать возбужденные уголовные дела у нас обычно никто не спешит, они могут идти годами, и сроков расследования для них просто не существует, – рассказала адвокат Екатерина Бугаенко. – Вроде как человек в тюрьме не сидит – и пусть радуется. А если по доносу обвиняют пожилого человека? До момента, когда выяснится, что он не виновен, он может просто не дожить. Это не говоря о вреде для репутации: у нас считается, что если уголовное дело возбуждено, то это неспроста, дыма без огня не бывает".

Кроме того, поощрение нелегкого труда доносчиков имеет еще одно негативное последствие. Особенно, если донос анонимный, что понятно, если речь идет о серьезных преступлениях. Формально они не обязаны проверяться и уж тем более использоваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Однако на деле ситуация нередко противоположная. Законодательство весьма несовершенно: одной стороны, анонимные письма не подлежат проверке, а с другой – их могут оформить как оперативную информацию, поступившую от конкретного информатора. Источник, разумеется, сохраняется в тайне. Но разница в том, что анонимки не фиксируют, а оперативную информацию обязаны регистрировать. Источник указывается, но не разглашается.

Статью УК РФ "заведомо ложный донос" никто не отменял. Однако, как утверждают юристы, в стране она применяется в единичных случаях. Доказать, что не соответствующая действительности информация была распространена преднамеренно, очень и очень сложно. А если человек заявляет, что "искренне заблуждался", то ложным доносом это не считается. Таким образом, с юридической точки зрения доносчик находится в очень выгодном положении.