Хиддинк оказался на суде в сложном положении
 
Хиддинк оказался на суде в сложном положении
Brabants Dagblad

В пятницу на проходящем в нидерландском городе Ден Бос судебном процессе, касающемся обвинения главного тренера сборной России по футболу Гуса Хиддинка в уклонении от уплаты налогов, проходит допрос свидетелей и заслушивание экспертов.

Прокурор Кристиан Лоос заявил, что Хиддинк не заплатил нидерландскому государству налоги на сумму в 1,4 миллиона евро. Налогового советника Хиддинка Симона ван ден Боома подозревают в неуплате налогов на сумму в 1,5 миллионов евро. В том числе, как считает обвинение, Хиддинк должен был заплатить налоги со своих доходов, полученных в Южной Корее.

Как отмечает РИА Новости, после возвращения летом 2002 года из Южной Кореи, где Хиддинк тренировал национальную сборную по футболу этой страны, он сообщил в налоговую службу в качестве своего места жительства адрес в бельгийском городе Ахел. По закону, налоги следует платить в той стране, в которой человек проживает. В Нидерландах в этот период Хиддинк налоги не платил. Он уплатил налоги со своих южно-корейских доходов в Южной Корее. Но, по голландским законам, в случае проживания в Нидерландах, ему необходимо уплатить определенную сумму и нидерландскому государству. В Бельгии с ее более "мягким" налоговым законодательством налоги с южно-корейских доходов платить не пришлось.

Голландские налоговики полагают, что на самом деле Хиддинк проживал в Нидерландах, а бельгийский адрес дал, чтобы не платить налоги. Хиддинк утверждает, что платил налоги в Бельгии - по своему тогдашнему юридическому адресу, где он зарегистрировался в местном муниципалитете и куда он и направлял свои акты о получении заработной платы. "Я категорически подчеркиваю, что никакого мошенничества не было, - заявил он ранее в этой связи. - Я исправно уплатил все налоги, и моя совесть чиста".

В то же время, на суде Хиддинк признал, что ни разу не ночевал в своем доме в Ахеле. "Я был там три-четыре раза", - сказал он. В этой связи, он заявил, что у него не было постоянного адреса в Нидерландах и он вел все это время "бродячую жизнь", останавливаясь на ночь то у своей подруги в Амстердаме, то в гостиницах, то на тренировочной базе команды "ПСВ Эйндховен", а иногда ему приходилось проводить ночь в машине.

По мнению голландской налоговой инспекции, в Ахеле Хиддинк был всего несколько раз, поэтому нельзя говорить о том, что он жил в Бельгии. Эти обстоятельства оказались известны случайно. Полиция прослушивала телефонные разговоры тогдашнего коммерческого директора клуба "ПСВ Эйндховен" Фонса Споорена, подозревавшегося в преступлениях против нравственности, и услышали разговоры о том, что Хиддинк не живет в Бельгии и даже ничего не предпринимает, чтобы хоть как-то обезопасить себя от возможных претензий налоговой службы. В разговоре речь шла о проблемах, которые могли возникнуть у Хиддинка в этой связи.

Полиция сообщила это налоговикам, и уже следователи налоговой службы стали читать электронную почту, касающуюся Хиддинка, прослушивать телефонные разговоры и даже установили пост на автодороге, чтобы доказать, что Хиддинк не только никогда не ездил в Бельгию, но и был в курсе того, что он преступает закон. На заседаниях в Ден Босе судья подробно цитирует пассажи из электронной переписки и прослушанных телефонных разговоров.

25 октября 2005 года налоговая полиция провела обыск в доме Хиддинка.

Согласно стороне обвинения, советники Хиддинка неоднократно предупреждали его о необходимости действительно проживать в его бельгийском доме. В частности, 24 марта 2003 года ван ден Боом предупредил Хиддинка о значительном шансе на то, что его могут преследовать в Нидерландах за неуплату налогов. В разговоре, в котором также участвовал занимавшийся делами Хиддинка Кеес ван Ниувенхейзен, был сделан вывод, что, с фискальной точки зрения, Хиддинк жил в Нидерландах, поскольку не придерживался правил, которые позволяли бы доказать, что он жил в Бельгии. Выступая свидетелем на суде, Споорен заявил: "Хиддинку постоянно говорили о необходимости придерживаться правил". На это тренер ответил из зала: "Это - неправда. Может быть, что-то было сказано вскользь, но мое внимание, безусловно, не обращали на это обстоятельство".

В другом записанном следователями телефонном разговоре Хиддинк сказал тележурналисту Хенку ван Дорпу: "Я не хотел жить в Ахеле. Я был тогда в Амстердаме". Позже Хиддинк уже официально переехал в дом в городке Ваалре в нидерландской провинции Северный Брабант. На суде он говорил, что сначала собирался окончательно поселиться в Бельгии, но "не чувствовал себя там дома".

Хиддинк настаивает на том, что он не знал о своем нарушении закона. Голландский тренер заявил, что заполнил налоговую декларацию за 2002 год "не глядя". По его словам, он думал, что использовавшаяся им фискальная конструкция вполне легальна и допустима. Как выяснилось, он придумал ее не сам. Это сделали советники из консалтингового бюро Box Consultants, которое, по просьбам состоятельных людей, помогает им распоряжаться их имуществом и денежными средствами. К этому была также привлечена такая всемирно известная компания, как PricewaterhouseCoopers.

Вышеизложенные обстоятельства поставили Хиддинка в весьма сложное положение. Как сказала РИА "Новости" представитель прокуратуры Нидерландов Валентине Хун, за преступление, в котором обвиняются Хиддинк и Ван ден Боом - неправильная или неполная уплата налогов - им грозит до 6 лет лишения свободы или штраф до 45 тысяч евро. Если это правонарушение было совершено неоднократно, то срок тюремного заключения может быть увеличен на одну треть, а штраф может быть взят по 45 тысяч евро с каждого факта неуплаты. Плюс, естественно, они должны будут заплатить все неуплаченные ранее налоги.

Суд над Хиддинком продлится дольше, чем планировалось ранее, поскольку во вторник судьи отложили запланированное на пятницу выступление прокурора с изложением его видения дела и наказания, которое он требует для обвиняемых. Были отложены и запланированные на 6 февраля выступления адвокатов Хиддинка и ван ден Боома. В оба эти дня заслушиваются свидетели и эксперты.

Даты предоставления слова обвинителю и адвокатам судьи определят позже. Решение суда будет оглашено через две недели после окончания заседаний.