В противовес мрачным предсказаниям, 2003 был успешным для России годом. Хотя успех - понятие относительное, его следует рассматривать с точки зрения того, чего Путину удалось достичь на посту президента в реализации его видения России, сообщает Washington Почти 4 года назад, когда Путин был избран президентом, Россию терзал кризис. Над Россией висел внешний долг в 17 млрд долларов, а инфраструктура страны находилась на грани краха
ВСЕ ФОТО
 
 
 
В противовес мрачным предсказаниям, 2003 был успешным для России годом. Хотя успех - понятие относительное, его следует рассматривать с точки зрения того, чего Путину удалось достичь на посту президента в реализации его видения России, сообщает Washington
Архив NEWSru.com
 
 
 
Почти 4 года назад, когда Путин был избран президентом, Россию терзал кризис. Над Россией висел внешний долг в 17 млрд долларов, а инфраструктура страны находилась на грани краха
Архив NEWSru.com
 
 
 
Однако в минувшем году Россия с легкостью погашала свой внешний долг, и, как отмечает издание, ничто не свидетельствует о том, что положение внутри страны стало хуже, чем было
Архив NEWSru.com

В противовес мрачным предсказаниям, 2003 был успешным для России годом. Хотя успех - понятие относительное, его следует рассматривать с точки зрения того, чего Путину удалось достичь на посту президента в реализации его видения России, сообщает Washington Times, статью которой публикует Inopressa.

Почти 4 года назад, когда Путин был избран президентом, Россию терзал кризис. Над Россией висел внешний долг в 17 млрд долларов, а инфраструктура страны находилась на грани краха. Однако в минувшем году Россия с легкостью погашала свой внешний долг, и, как отмечает издание, ничто не свидетельствует о том, что положение внутри страны стало хуже, чем было.

Как сообщает Washington Times, у большевиков было такое понятие - организовывать победы. И это понятие применимо к Путину и его соратникам из сил безопасности.

Для большевиков организовывать победу означало бросить все административные ресурсы на достижение конкретных целей - когда слова "невозможно" не существует. Путинский Кремль принял тот же политический принцип, считает американская газета.

В начале его президентства, не поладив с Путиным, жертвами организованных Кремлем побед пали олигархи Борис Березовский и Владимир Гусинский. Оба покинули Россию. В 2003 году мишенью стал самый богатый в России человек, бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский.

Средства массовой информации часто характеризуют наступление Путина на этих людей как нечто личное. Однако гнев Кремля, обрушившийся на олигархов, следует рассматривать сквозь призму того, что Путин строит в своей России, считает Washington Times.

Программа Путина, ставшая очевидной в этом году, сводится к двум фундаментальным целям: стабильности и социальной справедливости. "Стабильность" Путина нетерпима к частным и независимым электронным СМИ. Теперь критики в адрес Путина практически не существует.

Арест Ходорковского, главного акционера ЮКОСа, по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве стал самым яркий примером стремления Путина к социальной справедливости. Десятки миллионов россиян возмущены тем, что лишь избранные контролируют огромные объемы богатых природных ресурсов страны.

Стремление к стабильности и социальной справедливости наглядно отразилось в политической программе 2003 года. "Самой важной победой, организованной для Путина в минувшем году всеми правдами и неправдами, было избрание парламента, который будет выполнять любые приказы президентской администрации", - констатирует газета.

Кремль в некотором роде стоит поблагодарить за его усилия в укреплении государства - оно висело на волоске над пропастью в годы правления Бориса Ельцина. Усиление государства - это мощный и популярный среди большинства россиян проект.

Однако проблема в том, что в путинской программе не хватает пункта о законности - того, что он называет "диктатурой закона". Однако это не одно и то же. Диктатура закона сродни "диктатуре пролетариата", опирающейся на партийные кадры, которые всегда правы. Сегодняшняя партия - это силовики, которые окружают Путина.

Беспокоит в данном случае то, сможет ли в конечном итоге привести путинское понимание стабильности и социальной справедливости к тому будущему, коего он желает для России. Определение того, что лучше для народа, традиционно было одной из самых серьезных ошибок российской политической элиты. Путин, похоже, унаследовал эту традицию. А определять, что лучше, будут силовики. И партии Путина следует принять во внимание, что организовать победу "диктатуры закона" несравненно более сложно, чем уничтожить отдельные фигуры, которых считают препятствием к достижению кремлевских целей, подводит итог Washington Times.