Благодаря вербовке по сети впервые за почти двухвековую историю Легиона сегодня в нем служат представители 136 стран. При этом на смену европейцам в составе Иностранного легиона приходят азиаты и латиноамериканцы
 
Благодаря вербовке по сети впервые за почти двухвековую историю Легиона сегодня в нем служат представители 136 стран. При этом на смену европейцам в составе Иностранного легиона приходят азиаты и латиноамериканцы
rusamny.com

Благодаря вербовке по сети впервые за почти двухвековую историю Легиона сегодня в нем служат представители 136 стран. При этом на смену европейцам в составе Иностранного легиона приходят азиаты и латиноамериканцы. Зачастую язык для них является единственным средством сближения, а словарный запас в 500 слов в Легионе считают достаточным, пишет The Washington Post.

Под воздействием глобализации облик легионера постепенно меняется: нынче среди них вряд ли встретится "Рэмбо" или беглый уголовник, а чаще - просто иммигранты, покинувшие родину в поисках экономического благополучия, пишет американское издание. С компьютером и высокотехнологичным снаряжением современные легионеры обязаны управляться так же легко, как и с автоматами Famas французского производства (полный текст на сайте InoPressa).

"Новый французский Легион отражает реалии международной жизни, - говорит 52-летний бригадный генерал Луи Пишо де Шампфлери, командующий этими силами. - Мир изменился. Легион должен суметь адаптироваться к новой эпохе, новым методам вербовки, новым технологиям". Под его началом находятся 7655 легионеров.

Среди подчиненных Шампфлери оказался и 26-летний Лайе Силла, которого газета считает обычным легионером нового типа. Долговязый чернокожий сенегалец иммигрировал во Францию, чтобы получить образование. Он рассказывает, что, окончив курсы информатики, разослал 400 резюме, "но ни одного ответа не получил". Такие жалобы типичны для африканцев и арабов, осевших во Франции. В итоге Силла завербовался в Легион, чтобы иметь работу, получать зарплату (1418 долларов в месяц), применять свое знание компьютеров и, возможно, заодно слегка разнообразить свою жизнь, считает издание.

80% рекрутов приходят в Легион, так как нуждаются в деньгах или не имеют работы. Остальных привлекают слава, престиж и история этого подразделения, а также извечная тяга молодежи к приключениям.

Другой легионер, 21-летний канадец Гандолф Сэмьюэл, успел поработать на буровых установках и на посадке деревьев. Но все это ему показалось скучным, как только он увидел в интернете приглашение, сулящее приключения и путешествия по экзотическим странам. "О Легионе я знал только, что это настоящая легенда", - сказал Сэмьюэл, проведя в тренировочном лагере добрых четыре месяца. За это время он научился выполнять команды на непонятном ему языке и отжиматься с железнодорожной шпалой на спине. "Мне хотелось все бросить и начать жизнь с чистого листа", - делится Сэмьюэл.

Словарь легионера: 500 французских слов

Именно благодаря использованию интернета в качестве средства вербовки состав Иностранного легиона сегодня пестрый как никогда. Впервые за 176 лет существования элитного подразделения в нем служат представители 136 стран.

Атмосфера этой поликультурности, напоминающей о временах многоязычной "Великой армии" Наполеона Бонапарта, мечтавшего создать единую Европу под главенством Франции, видна буквально во всем. В аудитории на "Ферме Бель-Айр" - одном из четырех центров обучения новобранцев в южной провинции Франции - на обшарпанных деревянных столах тут и там лежат потрепанные словари: франко-китайские, франко-корейские, франко-японские, франко-испанские, франко-румынские.

"Une fourchette!" - восклицает преподаватель, потрясая в воздухе вилкой. "Une fourchette!" - хором повторяют за ним 49 новобранцев 21 национальности.

Когда-то Легион состоял почти сплошь из европейцев, но теперь в его рядах все больше азиатов и латиноамериканцев. Хотя законы Франции воспрещают командованию Легиона проводить активную вербовку за пределами государства, но с появлением интернета эта норма практически утратила смысл, пишет издание.

Офицеры жалуются, что, как следствие, теперь стало намного сложнее сплачивать солдат - носителей десятков разных культур - в единую военную силу. Это признают и новобранцы: чувство одиночества лишь усиливается оттого, что никто из товарищей по казарме не знает твоего языка или культуры. "Между всеми отношения очень напряженные", - замечает Сэмьюэль. Он говорит, что в первые недели общался с товарищами из Непала, Ирака, Румынии и Украины на языке жестов.

За четыре месяца новобранцам положено выучить 400-600 французских слов - достаточно, чтобы объясниться между собой на поле боя, в казарме и в столовой. В итоге, как говорят офицеры, - именно французский язык сплачивает легионеров, превращая их в сообщество иностранцев, служащих под трехцветным флагом Франции.

Шампфлери, выпускник французской элитной военной академии Сент-Сир, командует Иностранным легионом с июля 2006 года. Как и 90% офицеров Легиона, он - кадровый военный. Шампфлери и его легионеры принимали участие в операции "Буря в пустыне" - кампании 1991 года в Персидском заливе против иракской агрессии. Тогда Иностранный легион действовал под началом американского генерала Нормана Шварцкопфа. В память о тех днях у Шампфлери остался наградной пистолет от американца и звание почетного рядового от своих подчиненных.

"Авангард холостяков"

Иностранный легион появился в 1831 году, когда впервые возникла идея использовать многочисленных беженцев, появившихся вследствие революций 1830 года, на благо французского государства. С тех пор легионеры не раз выступали в авангарде французского контингента в многочисленных "горячих точках". "Части, где много холостяков и иностранцев, проще задействовать, не опасаясь политических последствий, - с долей цинизма поясняет Шампфлери. - Вдов и сирот просто нет".

В наше время легионеры действуют в координации с французской полицией и регулярными войсками, патрулируя железнодорожные вокзалы и аэропорты в целях пресечения террористической деятельности. В 2004 году перед встречей представителей НАТО в Ницце аквалангисты из Легиона ныряли в канализационные тоннели под городом, обеспечивая безопасность саммита.

Легионеры служат в Афганистане, Чаде и Кот-д'Ивуаре вместе с частями регулярной французской армии. В 1992 году их разместили вместе с войсками США в Сомали. Они также действуют в качестве миротворцев в Косово, Руанде и Камбодже, а в декабре 2004 года принимали участие в спасательных работах в Юго-Восточной Азии после разрушительного цунами.

Летом 2006 года, после войны в Ливане, инженеры Иностранного легиона первыми откликнулись на призыв президента Франции Жака Ширака, отправившись восстанавливать инфраструктуру в регионе и наводить разрушенные мосты.

"Школа повторного шанса"

За почти двухвековую историю подразделения 35 тысяч легионеров погибли в бою или при исполнении служебного долга. И хотя структура и задачи Легиона изменились, но прежняя мифология сохраняется и по сей день.

Легион рекламирует себя как "школа повторного шанса" для мужчин (женщин туда не принимают), которые от чего-то бегут: будь то несчастная любовь или социальные катаклизмы. Пресс-секретарь Легиона, лейтенант Грегори Гавруа, нарисовал психологический портрет типичного новобранца: "неприкаянный человек с хрупкой психикой, решивший сменить страну, утративший свои корни, стремящийся начать жизнь с нуля". Не самые популярные среди большинства работодателей качества, подмечает газета.

Новобранцев обязывают заключать пятилетний контракт на службу, а также отказываться от их настоящих имен и выбирать новые по своему вкусу. Сэмьюэль, например, назвался Гандольфом – в честь Гэндальфа, своего любимого персонажа из трилогии Толкиена "Властелин колец".

Среди новобранцев попадаются и те, кто родился во Франции. Но они обязаны сдавать свои паспорта в обмен на новые документы, где они значатся жителями других франкоязычных стран: этим соблюдается важнейший принцип Иностранного легиона, увековеченный в его названии.

При этом поступление на службу в Легион не дает иностранцам права на получение французского паспорта, если только они не получают ранения или травмы при исполнении своих обязанностей.

Как большая часть вооруженных сил в наше время, Легион предлагает возможность обучиться самым разным узким специальностям - от снайпера и аквалангиста до парашютиста, повара и каменщика. В Иностранном легионе есть свой оркестр, команда бегунов-марафонцев, и даже собственные виноградники в Провансе. Но, в любом случае, все легионеры должны мастерски владеть оружием и всегда быть готовыми к бою.

Все они также должны научиться гладить свои парадные кители, имеющие 13 складок, на что у новичков уходит по три-четыре часа.

В Легион больше не принимают новобранцев, на счету которых серьезные преступления, хотя мелкое воровство не становится "волчьим билетом". Но, попав в корпорацию военной элиты, солдат может рассчитывать на защиту. "Легионер редко бывает ангелом, но преступником - никогда", - гордо провозглашает сайт Легиона.

Тем не менее, лейтенант Рено Белла, инструктор из учебного лагеря "Ферма Бель-Айр", говорит: "Для всяких там "Рэмбо" у нас места нет". Но и слабакам в Легионе делать нечего.

Отжимания с железнодорожными шпалами на спинах, или обратные отжимания лицом кверху с бревнами на животах являются обычной тренировочной практикой. "Пока не побываешь здесь, никогда не узнаешь, каково это, - заключает Сэмьюэль. - Порой мне хотелось лечь и умереть. Но вернуться назад - никогда".