Die Zeit: Хакамада показала, что есть альтернатива путинскому однообразию
 
Die Zeit: Хакамада показала, что есть альтернатива путинскому однообразию
Архив NEWSru.com

"Председатель Центральной избирательной комиссии назначил переизбрание Владимира Путина на пост президента России на 14 марта", - шутят москвичи. И данная острота имеет под собой почву, пишет Die Zeit в материале, перевод которого публикует Inopressa.Ru.

После того как верная Путину партия "Единая Россия" получила на декабрьских выборах в парламент большинство в две трети мандатов, выборы президента из-за предсказуемости их результата превратились в формальность, отмечает газета.

Лидеры коммунистической партии и демократической партии "Яблоко" боятся даже подступиться к могущественному Путину. Хвастливый националист Владимир Жириновский отправляет на выборы своего телохранителя. Бывший боксер отличается глухотой на правое ухо и расторопностью на службе у своего господина. Другие кандидаты объявили сами себя сторонниками президента.

И вот теперь женщина показывает, что путинскому однообразию есть альтернатива. Это Ирина Хакамада. Дочь японского коммуниста и наполовину армянки борется за цивилизованную Россию как часть западного сообщества. 48-летняя Хакамада самым удивительным образом из голоса разума и собственной привлекательности смогла создать современный российский политический продукт. Когда она на рок-концертах, организуемых ее партией Союз правых сил, бьет в бубен, молодежь приходит в такой восторг, будто она поп-звезда. Подростки приветствуют Хакамаду, так как она воплощает в себе их стремление к индивидуальности и любовь к жизни.

Когда проходили выборы в парламент, большая часть ее сторонников, молодежь и бизнесмены, остались дома. Хакамада проиграла в своем избирательном округе, либеральные демократические партии, СПС и "Яблоко", потеряли свои места в Думе. Но даже на краю могилы российской демократии рассорившимся партиям не удалось за последние несколько недель договориться о едином кандидате в президенты. Однако Хакамада по собственной инициативе неожиданно для всех выставила свою не имеющую никаких шансов кандидатуру.

Дочь японского коммуниста и наполовину армянки борется за цивилизованную Россию как часть западного сообщества, за приватизацию и свободу прессы. Она борется против удобной отговорки о предопределенности русского пути с тем упорством, которое преодолевает политическую депрессию и формирует ее кредо: "Только страдание дает толчок к творчеству, довольство этому не способствует".

На фоне очковтирательства и угодничества российских политиков Хакамада производит впечатление честного человека. Она никому не смотрит в рот. Предпринимателей на экономических конференциях она провоцирует: "Не ждите подарков от государства, боритесь за свои права!"

Свобода и ответственность - вот ее программа. Когда ее маленькая дочь тщетно пыталась перелезть через порог, Хакамада не пришла ей на помощь, она хотела, чтобы дочь справилась сама. С тех же педагогических позиций смотрит она на граждан России. Часто с нетерпением, как человек, который выучился ходить самостоятельно.

Пуловер с воротником-стойкой на фоне номенклатурных костюмов

Когда ей было около тридцати, она, с ребенком на руках после студенческого брака и, тем не менее, учась в аспирантуре, в качестве преподавателя экономики достигла пика своей советской карьеры: днем преподавала идеологически выверенные экономические дисциплины, а по ночам вела на кухне беседы о запрещенных фильмах Тарковского.

Вскоре запрограммированная заранее жизнь ей надоела. Когда президент Горбачев разрешил кооперативы, она рискнула и стала продавать компьютерные программы. Тогда она вместе со своим деловым партнером создала первую российскую товарно-сырьевую биржу. Помещения, взятые в краткосрочную аренду, она нагло выдавала за офис биржи. Вместе с успехом пришли деньги и, как она утверждает, скука. Сочетая либеральные экономические взгляды с социальной совестью, она стала искать свое место в политике.

Из образа чужака с черными волосами, короткой стрижкой Хакамада сделала свой фирменный знак. Она нашла свой стиль, не став рабыней моды. Наряду с дамской сигаретой она ввела в российскую номенклатурную моду черный пуловер с воротником-стойкой. В ее косметичке болтаются лишь помада и бальзам для губ, с ее затылка дерзко спускается маленькая прядка, словно вызов истэблишменту.

Хакамада самоотверженно совмещает карьеру и семью. В 42 года она во второй раз стала матерью. И уже через четыре недели на десять месяцев встала во главе государственного комитета по поддержке малого бизнеса. Она делает гимнастику с гантелями, чтобы оставаться в форме и нравиться прежде всего самой себе. "Я - стопроцентная женщина", - говорит она. Мужской мир

В высших сферах российской политики, в этом мужском мире, женщины, как и в советские времена, являются, прежде всего, антуражем. Большинство женщин-политиков и сегодня больше похожи на директора колхозной столовой, они по-солдатски следуют указаниям мужчин.

Путь в зал заседаний Думы из-за двусмысленных реплик был для Хакамады иногда подобен прохождению сквозь строй. Например, Жириновский кричал ей, что у нее кривые ноги. В отличие от других представителей ее поколения она превратилась в полноценного политика, галантно забывшего о своем обещании уйти из политики в случае поражения в избирательном округе.

При этом почитательница Тэтчер не прирожденный политик. Она лучше всего чувствует себя в полутени политических фронтов и мечтает о власти русской Кондолизы Райс, не испытывая желания увлекать за собой массы. Выступая, она говорит, скорее, как профессионал, а не как популист. Ее речи не всегда завершаются аплодисментами.

Только во время ужина в кругу членов партии она потрясает всех своим восклицанием: "Я хочу сдвинуть все это с места! Дайте мне власть!"

Тем не менее, либерализм никогда не был в России моделью успеха, к тому же он дискредитировал себя в период реформ девяностых годов. Тогда сегодняшние члены СПС своей политикой реформ и приватизации целеустремленно создавали олигархию. Либералы ставили во главу угла свободный рынок и мало беспокоились о демократических правах.

В 1999 году СПС поддержал Путина и его чеченскую войну. Тогда Ирина Хакамада из тактических соображений тоже молчала, хотя она не ждала от войны ничего хорошего. Она верила, что Путин, вознесенный наверх на гребне войны, - это тот самый преемник, который должен наследовать тогдашнему президенту Борису Ельцину.

"Я была уверена в Путине и в заявленной им либеральной политике", - говорит она сегодня. Однако многие избиратели почувствовали себя преданными в результате этой попытки втереться ему в доверие.

Теперь, на мартовских выборах президента, Хакамада хочет вернуть утерянное доверие. Однако огромному большинству избирателей претит ее решительность в отстаивании своих прав, они воспринимают ее как символ безжалостного общества и эмансипации. Кроме того, ее пытаются очернить, называя тайным кандидатом Кремля.

По Москве уже гуляет нелепая теория заговора: якобы Хакамада заключила сделку с Кремлем, который хотел бы украсить перевыборы Путина его противостоянием демократическому кандидату.

Только если избирательная комиссия в конце января не признает списки с двумя миллионами подписей сторонников Хакамады и тем самым откажет ей в регистрации, она полностью очистится от подобных обвинений. Но в любом случае, как демократический кандидат, она придает легитимность авторитарному господству Путина.

Недавно топ-менеджер нефтяного концерна ЮКОС, глава которого был посажен под арест при Путине, обещал ей деньги на предвыборную кампанию. Тем самым ЮКОС косвенным образом сплетает вокруг Путина демократический венок. Это абсурд управляемой российской демократии, в котором Хакамада и многие из членов ее партии были замешаны слишком долго.