Ожидается, что в пятницу суд присяжных в пригороде Версаля вынесет приговор 33-летней медсестре Кристин Малевр, обвиняемой в убийстве семи пациентов в ходе слушаний большинство экспертов и свидетелей решительно возражали против квалификации совершенного, по их мнению, Кристин Малевр преступления "как эвтаназии".
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Ожидается, что в пятницу суд присяжных в пригороде Версаля вынесет приговор 33-летней медсестре Кристин Малевр, обвиняемой в убийстве семи пациентов
Архив NEWSru.com
 
 
 
в ходе слушаний большинство экспертов и свидетелей решительно возражали против квалификации совершенного, по их мнению, Кристин Малевр преступления "как эвтаназии".
Архив NEWSru.com
 
 
 
По данным медицинской экспертизы, в двух из инкриминируемых обвиняемой семи случаев убийства ее пациенты "даже не были признаны врачами безнадежно больными".
Архив NEWSru.com

Ожидается, что в пятницу суд присяжных в пригороде Версаля вынесет приговор 33-летней медсестре Кристин Малевр, обвиняемой в убийстве семи пациентов в период с 1997 по 1998 годы.

По французскому законодательству Кристин Малевр может грозить пожизненное заключение (смертная казнь во Франции, как и во всех странах Евросоюза, запрещена).

Выступивший в четверг с 2-часовой заключительной речью прокурор попросил присяжных, даже если они "прониклись к подсудимой сочувствием", приговорить ее не менее чем к 10 годам тюремного заключения.

Начавшийся 20 января процесс вызвал во французском обществе новую дискуссию об эвтаназии, которая во Франции запрещена законом. Правда, в ходе слушаний большинство экспертов и свидетелей решительно возражали против квалификации совершенного, по их мнению, Кристин Малевр преступления "как эвтаназии".

Прокурор, судебный следователь и общественный обвинитель от больницы Мант-ля-Жоли, в котором работала в то время подсудимая, также настаивают на формулировке "убийство", передает РИА "Новости".

Судебный следователь Ричард Паллен объяснил присяжным, что "мало носить белый халат и работать в больнице, чтобы убийство больного человека было названо актом эвтаназии".

По его словам, "в случае Малевр из четырех составляющих эвтаназии (больной находится при смерти, испытывает не поддающиеся успокоению муки, сам или через ближайших родственников высказывает недвусмысленную просьбу о смерти и по поводу безвыходности ситуации есть единодушие лечащего медперсонала) только первое условие - и то не всегда - было выполнено".

По данным медицинской экспертизы, в двух из инкриминируемых обвиняемой семи случаев убийства ее пациенты "даже не были признаны врачами безнадежно больными".

Медсестра признала в суде, что "помогла умереть трем пациентам", еще одну смерть она приписывает "несчастному случаю", свою причастность к трем другим летальным исходам полностью отрицает.

Психиатры, проводившие сначала по настоянию адвоката, а затем по требованию суда психиатрические экспертизы Кристин Малевр, расходятся в своих оценках.

Одни эксперты считают ее "страдающей манией величия", "испытывающей нездоровое влечение к смерти", но при этом "полностью вменяемой на момент совершения преступных действий". Другие - отрицают наличие у Кристин "мегаломании", но признают ее "повышенно озбудимой", "слишком близко принимавшей к сердцу страдания пациентов" и, "видимо, переоценившей свою душевную стойкость, при выборе специальности".

Из всех родственников пациентов, умерших предположительно с помощью Кристин Малевр, только одна семья заявила, что не винит медсестру в кончине своего пожилого и смертельно больного родственника, однако утверждает, что ничего не знала о его желании "прибегнуть к чужой помощи для ухода из жизни".