Режиссер-мультипликатор Гарри Бардин считает, что надо обязательно идти на шествие
 
Режиссер-мультипликатор Гарри Бардин считает, что надо обязательно идти на шествие
Russian Look

Российские деятели культуры, которые собираются участвовать в акции 4 февраля, рассказали журналистам, почему они это делают.

Режиссер-мультипликатор Гарри Бардин считает, что надо обязательно идти на шествие. "А как иначе мы покажем, что нас нельзя нагнуть. Они думали, что с нами можно по-всякому, что нас можно оскорблять как угодно. Пусть увидят, что это не так", - заявил он "Интерфаксу".

Также Бардин прокомментировал слова Никиты Михалкова, сказанные накануне в его видеоблоге о том, что голосовать против премьера Владимира Путина будут только те, кто против России.

"Меня уже не удивляют высказывания Михалкова. Он уже давно готов объявить врагами родины всех, кто не разделяет его убеждений", - отметил Бардин.

- Светлана Врагова: "Никаких митингов!"
- Путинские" деятели искусства активизировались. Михалков: "Против те, кто против интересов России"

Режиссер театра и кино Владимир Мирзоев уверяет, что обязательно пойдет на шествие. "Движение - это жизнь. Нужно ходить, нужно двигаться. Это единственное, что способно оживить и разогреть наш холодный и почти заснувший народ", - сообщил он.

Руководитель театра "Практика" Эдуард Бояков считает, что за честные выборы нужно бороться хотя бы потому, что прошедшие выборы были очень некрасивы эстетически. "Меня как деятеля искусства не вдохновила эстетика прошедших выборов. Ведь эстетика рождает этику, а не наоборот. Все начинается со стиля, и когда стиль нехорош и некрасив, содержание тоже будет плохим", - заявил Бояков.

Он отметил, что ни один из политиков, которые будут выступать на митинге, ему не нравится.

"Никто из этих людей, кроме Дмитрия Быкова и Бориса Акунина, симпатий у меня не вызывает, но дело не в этом, это меня не остановит, меня гораздо больше вдохновляет то, что собирается такое количество народа - это радует и обнадеживает", - сообщил Бояков.

Исполнительный директор московского музея Современного искусства Василий Церетели заявил, что, наверное, он пойдет на акцию. "А этот митинг разрешен? С московскими властями согласован? Да? Тогда, наверное, пойду", - сказал Церетели.

"Забирайте свое - и оставьте нас в покое. Грязное богатство явилось, наконец, в своем настоящем свете. Мы хотим страны, за которую нам не стыдно. А мы знаем, что стыдно, а что нет. Вы никогда этого не знали, выставляя свои амфоры и бицепсы. Мы не будем терпеть бесстыдства", - написала поэтесса Ольга Седакова в "Новой газете".

"Эта власть нас не слышит, она тугоуха. Значит, нужно кричать громче. Чем больше выйдет нас 4 февраля, тем громче прозвучит наш голос. И плевать на мороз. Кремлевские пропагандисты говорят, что мы способны только шуметь в интернете да гудеть из теплых автомобилей. Что ж, давайте посмотрим, правда это или нет. Ближайшая суббота проверит, готовы ли мы с вами защищать наше чувство собственного достоинства при какой угодно температуре", - написал в газете Борис Акунин.

"К митингам на Болотной и проспекте Сахарова я отношусь, как и вы. Как и все, кого я знаю. Другое отношение я только в телевизоре вижу. Хотя кто-то с той стороны уже и притих, и пристроился, и закамуфлировался.

Но вот что хочу сказать: когда Путин по поводу митинга на Болотной говорил о презервативах и - проявляя глубокое знание великой литературы - о бандерлогах, он хамил очень чистому и очень порядочному слою людей. И это недопустимо.

"Человек прется в мороз на митинг... А о нем говорят: а-а, это за американские деньги... Как это низко и подло, как стыдно так унижать своих граждан", - говорит Лия Ахеджакова.

"Сегодня меня унижает то, что я вижу в телевизоре, меня унижает царство лицемерия и демагогии. Я протестую против этого царства. Со знакомыми мы часто обсуждаем ситуацию, часто спорим, не все со мной согласны, но ни разу я не встретил человека, который бы яростно и обстоятельно защищал эту систему, которая все больше становится домом на глиняных ногах.

Я говорю людям, которые придерживаются моих взглядов, но по каким-то причинам опасаются идти на митинг. Да, существует опасность провокаций. Тем более, если боишься их, сделай этот митинг своим - пойди на него. Это лучшее, что ты можешь сделать, - пойти и не поддаться на провокацию", - говорит Максим Виторган.

Людмила Улицкая: "Есть древний аргумент против всяких общественных движений: уйдут эти, прийдут другие, еще худшие. Но хуже - маловероятно. Я надеюсь, что прийдут те, которые будут более отзывчивы к нуждам пенсионеров, сирот, инвалидов, кто будет больше озабочен уровнем жизни населения, образованием и культурой.

Пусть придут новые, молодые, не испорченные коррупцией люди. Сегодня таких людей я еще не вижу, но надеюсь, что вновь избранная власть подготовит для них почву. Честные выборы обеспечат сменяемость лиц и приток новых новых людей в управление государством. Ради этого я и пойду в субботу на митинг".

Напомним, после долгих переговоров власти Москвы и организаторы согласовали шествие оппозиции 4 февраля от метро "Октябрьская" по улице Большая Якиманка с митингом на Болотной площади при количестве участников до 50 тысяч человек.

Светлана Врагова: "Никаких митингов!"

"Никаких митингов! Никаких сборищ! Никаких революций! В России еще никогда никакая революция не заканчивалась добром. Революции вообще добром не кончаются, но Франции в этом смысле повезло - там пролилось немного крови, а дальше у них все пошло как надо. А в России обязательно море крови, потом голод, и все умирает", - заявила в пятницу журналистам художественный руководитель театра "Модернъ" Светлана Врагова.

Как отмечает "Интерфакс", по данным некоторых историков, число жертв Великой Французской революции, о которой говорит Врагова, превысило 2 млн человек.