Российский художник-энтузиаст, подобно знаменитому Диего Ривере, украсившему фресками общественные здания Мексики в 1930-х годах, попытался разрисовать провинциальный город, но натолкнулся на стену непонимания со стороны общества
 
Российский художник-энтузиаст, подобно знаменитому Диего Ривере, украсившему фресками общественные здания Мексики в 1930-х годах, попытался разрисовать провинциальный город, но натолкнулся на стену непонимания со стороны общества
The Washington Post Company

Российский художник-энтузиаст, подобно знаменитому Диего Ривере, украсившему фресками общественные здания Мексики в 1930-х годах, попытался разрисовать провинциальный город, но натолкнулся на стену непонимания со стороны общества. Когда художества приобрели политическую окраску, рассерженные власти вооружились белилами.

69-летний Владимир Овчинников, инженер-строитель на пенсии, и художник-любитель решил, что его родной город Боровск, расположенный в сотне километров к югу от Москвы (Калужская область) и насчитывающий 12 тысяч жителей, должен превратиться в сплошное живописное полотно. "Мне пришло в голову, что все местные художники должны перенести на стены зданий свои работы в увеличенном виде, – говорит Овчинников. - Все другие художники отказались: одни ссылались на то, что здоровье не позволяет, другие – на возраст, третьи говорили, что это не приносит денег. Тогда я сам пошел к нашему мэру и вызвался самостоятельно расписать стены".

Мэр города поддержал идею "боровского Диего Риверы", и неутомимый пенсионер заполнил стены общественных зданий, частных домов и заборы изображениями церквей, портретами исторических деятелей и натюрмортами. Всего получилось 100 работ, пишет The Washington Post.

Фасады, разрисованные фигурами и сценами из прошлого, приглашают прохожих изучать историю прямо на тротуаре. Есть роспись с картой Боровска, где во всех деталях изображены городские достопримечательности и персонажи некоторых будущих фресок. Внимание прохожих привлекает масштабное изображение солдат царской армии на параде в 1911 году. На улице Ленина Наполеон скачет на коне перед боровской усадьбой, где он, согласно легендам, ночевал.

Напротив мэрии Овчинников нарисовал кошек в настоящих окнах, а затем украсил фасады нарисованными окнами. Его жена, поэтесса, сочинила к некоторым фрескам стихотворные подписи и выписала их аккуратным почерком.

Смотреть эту выставку под открытым небом в Боровск приезжали туристы из многих городов. "Первоначально это было очень хорошо для популяризации Боровска, и Овчинников приложил массу усилий для привлечения в город туристов. Но затем начались очень негативные моменты, и он воспользовался своей славой. Он начал изображать исторических и религиозных деятелей и слегка ввязался в политику", - цитирует американское издание слова Сергея Зеленова, с 2005 года являющегося мэром Боровска. (Полный текст на сайте InoPressa.ru.)

Однако власти быстро изменили отношение к нему, когда монументалист решил сделаться политическим художником с сатирическим уклоном. Так, Овчинников изобразил главу старообрядцев и идеолога раскола церкви Аввакума. На картине Аввакум, как сочли зрители, сердито жестикулировал. Тема была важная – когда-то Боровск был центром старообрядчества. "Если исходить из эстетических или нравственных принципов, я не написал ничего возмутительного, – протестует он. – Говорят, что людям мои росписи нравятся".

Сергей Зеленов утверждает, что местные религиозные иерархи не одобрили изображение Аввакума и нашли его сердитый вид оскорбительным. "Ко мне пришел один верующий, – вспоминает он, – и сказал: "Я замазал эту картину", а я сказал: "Спасибо".

Недовольные замазывали все новые росписи. Овчинников начал работать тайно, по ночам. Зеленов пригласил его к себе для беседы. "Он сказал: "Я художник и могу рисовать, что хочу и где хочу", – вспоминает мэр. – Я сказал: "Если вы художник, вам нужен холст".

Власти всерьез взялись замазывать работы Овчинникова, когда тот изобразил московского мэра Юрия Лужкова перед возрожденным храмом Христа Спасителя в Москве со сверкающими куполами. Справа от Лужкова художник нарисовал губернатора Калужской области перед разрушенным собором староверов в Боровске и над его головой написал: "А вы так можете?" Овчинников говорит, что таким образом выразил свое негодование по поводу того, что собор лежит в руинах.

После этого мэр приказал Овчинникову приносить на утверждение эскизы перед тем, как расписывать другие боровские здания. По словам Овчинникова, последние шесть эскизов, которые он послал мэру, так и не получили одобрения.

Местная калужская газета заметила, что даже Микеланджело не давали такой свободы. Роспись полностью замазали. "Если вы послушаете Овчинникова, – говорит Зеленов, – то на каждую фреску, которую он рисует, я якобы замазываю две. Он понимает, что художник живет, лишь пока люди о нем говорят".

Многие из росписей пользуются единодушной поддержкой общественности и наверняка сохранятся, но некоторые начали блекнуть. По словам Овчинникова, он не заработал своей живописью ни гроша, а краски и кисти покупал в основном на собственные деньги. При этом на начальном этапе ему дали тысячу рублей на краски; а недавно его оштрафовали на тысячу рублей за искажение облика административного здания. Овчинников, проявив свой боевой характер, отказался платить и подал жалобу.

Теперь, как говорит Овчинников, он начал расписывать стены в других городах – например, в Севастополе и Обнинске. От своей мечты расписать весь Боровск он отказался. "Чиновники делают, что хотят, - говорит Овчинников, - и своей цели они добились – ограничили мою деятельность. Но уже хорошо, что мне удалось это сделать. Это была редкостная вещь, и люди всей душой приветствовали мою работу".