МАКСИМ БЛАНТ: Сколько стране нужно госбанков
 
МАКСИМ БЛАНТ: Сколько стране нужно госбанков
Коллаж NEWSru.com

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

Высказанная в послании Федеральному собранию инициатива президента Дмитрия Медведева акционировать ряд госкорпораций, включая "Банк Развития" (ВЭБ), может встретиться с неожиданным препятствием. По словам главы ВЭБа Владимира Дмитриева, для преобразования возглавляемой им госкорпорации в акционерное общество потребуется 1 триллион рублей на увеличение ее капитализации.

"Мы готовы акционироваться хоть завтра. Но для этого, по нашим подсчетам, нужно увеличить капитализацию банка чуть более чем на 1 трлн рублей, чтобы ликвидировать перекосы, связанные с превышением лимитов на одного заемщика, и учесть еще ряд других нормативов ЦБ", - заявил Дмитриев в минувшие выходные в Сингапуре.

Цифра прозвучала довольно обескураживающе, и уже в понедельник первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев призвал не горячиться с принятием окончательного решения относительно акционирования ВЭБа, а сначала взвесить все плюсы и минусы этого решения.

На прошлой неделе, когда обсуждение радикального решения проблемы госкорпораций в очередной раз стало одной из главных российских тем, уже говорилось о том, что простое изменение организационно-правовой формы едва ли будет решением проблемы. И ситуация с ВЭБом - лишнее тому подтверждение.

И дело тут не только и даже не столько в том, что "лишнего" триллиона у государства нет. Как раз эта проблема вполне решаема. В конце концов, купит ВЭБ на деньги, полученные от государства для увеличения капитала у того же государства специально для этого выпущенные гособлигации с низкой доходностью, и бюджет это не подорвет.

Другой вопрос заключается в том, чем займется ВЭБ в качестве очередного государственного акционерного коммерческого банка и нужен ли он государству именно в этом качестве.

Стоит напомнить, что финансовых структур, которые в той или иной степени контролируются государством, в России и без того предостаточно, причем они очень часто исполняют дублирующие функции и нередко конкурируют между собой.

Взять те же коммерческие банки. Еще пару лет назад вырисовывалась более или менее четкая специализация: "Сбербанк" работает как крупнейший в стране розничный банк, "Россельхозбанк" кредитует агропромышленный комплекс, ВТБ - выстраивает международный инвестиционный банк с подразделениями и филиалами по всему миру, способный конкурировать с мировыми лидерами на их территории.

Сейчас же эта разница стремительно размывается. "Сбербанк" активно развивает инвестиционное подразделение, готовится осваивать новую для себя деятельность андеррайтера (причем, "тренироваться" он собирается на первичном размещении акций "Русала").

В свою очередь ВТБ, не замеченный ни в каких потрясающих успехах на ниве инвестиционного бизнеса, активно развивает свою розничную "дочку" "ВТБ 24", не особенно скрывая, что своим основным конкурентом считает именно "Сбербанк". С точки зрения собственника контролировать две конкурирующие между собой структуры, деятельность которых стремительно сближается, довольно странно. Проще слить их в одну и получить дополнительный эффект от оптимизации расходов и объединения ряда внутренних служб.

Схожая ситуация и в полностью контролируемом государством финансовом сегменте. Тот же самый ВЭБ, который еще с советских времен исполнял функции агента правительства по обслуживанию госдолга, а позже получил в свое управление пенсионные накопления граждан, будучи преобразованным в Банк Развития, получил в свою юрисдикцию еще и инвестиции в объекты инфраструктуры, поддержку малого бизнеса, а с приходом кризиса стал еще и основным агентом распределения госпомощи.

При этом параллельно существует "Фонд содействия реформе ЖКХ", хотя ЖКХ тоже смело можно отнести в инфраструктуру, инвестфонд правительства под контролем Минэкономразвития, "Росавтодор" (автодороги-то уж точно - инфраструктура), государственное РАО РЖД со своей инвестпрограммой. В спасении экономики активно участвует государственное Агентство по страхованию вкладов, а для управления госдолгом и резервами правительства Минфин собирается создать еще одну структуру, которой тоже изначально собирались придать статус госкорпорации.

Тут еще не был упомянут десяток структур, распределяющих и инвестирующих государственные средства, не говоря уже о федеральных целевых программах, финансирующихся напрямую из госбюджета.

И в результате, как это часто бывает, "у семи нянек дитя без глаза" - эффективность получившейся в результате структуры стремится к крайне низкой величине. Поэтому прежде чем создавать еще один акционерный банк, полностью контролирующийся государством, неплохо бы понимать, нужно ли вообще плодить государственные финансовые институты.