После двухнедельного расследования жуткого преступления 31-летнего капитана ВМФ России Николая Захаркина, который выкинул с высоты восьмого этажа двух приемных дочек, мать пострадавших рассказала свою версию событий
 
После двухнедельного расследования жуткого преступления 31-летнего капитана ВМФ России Николая Захаркина, который выкинул с высоты восьмого этажа двух приемных дочек, мать пострадавших рассказала свою версию событий
LIFE | NEWS

После двухнедельного расследования жуткого преступления 31-летнего капитана ВМФ России Николая Захаркина, который выкинул с высоты восьмого этажа двух приемных дочек, мать пострадавших рассказала свою версию событий. Нарушить молчание ее заставляет и то, что военные чины и следствие пытаются "отмазать" офицера, который легко заводил романы "на стороне". Ему предъявлены обвинения в убийстве, пишет газета "Московский комсомолец". Сам Захаркин упорно отрицает свою вину.

В редакцию газеты пришло факсимильное письмо из Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ, в котором следователи просят помочь найти свидетелей. При таком подходе, продемонстрированном после почти трех недель расследования, возникают сомнения в желании следователей доводить начатое дело до конца. Вполне возможно, что без свидетелей уголовное дело закроют "за отсутствием состава преступления".

- Военные настаивали, что "мужика довели"
- Интриги следствия

Адвокаты задержанного капитана Захаркина требуют освободить его из-под стражи. Пытаются спасти честь мундира и высокие армейские чины. Коллеги подозреваемого утверждают, что офицер Минобороны с положительной характеристикой не мог совершить подобное преступление.

Однако мать пострадавших девочек, которые выжили лишь чудом, считает иначе. Ирина Лапузина впервые решилась рассказать, что случилось в ту роковую ночь и предысторию своих взаимоотношений с Николаем Захаркиным. Из ее рассказа следует, что "доблестный офицер" российской армии хладнокровно убивал 8-летних сестер, заранее все обдумав.

Напомним, в ночь на 12 ноября ревнивый капитан III ранга Николай Захаркин выбросил с балкона восьмого этажа 8-летних падчериц-близнецов - Дашу и Катю. Даша была помещена в реанимацию Морозовской больницы и примерно на сутки подключена к аппарату искусственного дыхания. У нее диагностировали сотрясение головного мозга, перелом пяти ребер, разрыв печени и забрюшинную гематому.

Катя, доставленная в детскую городскую клиническую больницу святого Владимира, избежала тяжелых травм по счастливой случайности. Врачи полагают, что удар смягчили ветки деревьев и влажная после дождя земля.

"Неинтересный" ухажер

Мать девочек опровергла слухи, будто бы познакомилась с Захаркиным в Сети. "По интернету я не знакомлюсь", - сказала Ирина.

Николай приехал во Владивосток, где до переезда в Москву жили Лапузины, по рабочим делам и вместе с другом. У этого приятеля с Ириной была общая подруга, так женщина и познакомилась с капитаном.

"Мы с приятельницей встретили их в аэропорту. В машине обратили друг на друга внимание. Но не более того", - добавила Ирина.

С момента ее развода прошло три года. Все это время у женщины не возникало даже мысли "наладить личную жизнь". Тем более, что в голове была только работа и забота о детях.

Во Владивостоке Ирина руководила отделом по формированию кадров. Тем же занимается теперь в Москве. "На мне - огромный объем работы, но я не жалуюсь, мне нравится", - говорит Ирина.

В ту первую поездку Ирина и Николай только посидели в ресторане. Мужчина сразу сказал, что не женат, и даже продемонстрировал штамп в паспорте о разводе. Затем показал фотографию дочки в мобильном телефоне и "уточнил, что бывшая жена живет в Питере". "Желания с ним встречаться у меня не возникло, человек был не в моем вкусе", - говорит Ирина.

Вскоре Захаркин уехал обратно в Москву, но с тех пор превратился в настойчивого ухажера. Николай узнал номер телефона и электронный адрес своей новой знакомой. Переписка длилась в течение нескольких месяцев, причем в основном инициатором выступал Николай.

"Я редко отвечала. Могла прийти домой, увидеть кучу сообщений от него и не ответить, - говорит Ирина. - Неинтересен он мне был. Я не понимала, зачем мне это нужно: он - в Москве, я - во Владивостоке".

Однако офицер писал снова и снова, да к тому же обижался: “Как же так, человек звонит за тысячу километров, а ты не можешь ответить?”

Постепенно на женщину посыпались признания в любви: “Я серьезный человек, у меня жизненные принципы, такую женщину я искал всю жизнь”. Впрочем, Ирина по-прежнему "чувств к нему не испытывала".

Внимание, переросшее в любовь

Все переменилось 8 марта. В предверии праздника маленькие дочери Ирины мечтали о куклах “Винкс”, похожих на знаменитую игрушку Barbie. Мать обещала подарить кукол на Новый год, но так и не смогла найти. В итоге девочки очень ждали этого подарка с приходом весны.

По словам Ирины, она "допустила промашку" - упомянула в телефонном разговоре с Николаем о детских желаниях. "И на праздник он прислал две куклы, а мне - плюшевого медвежонка, - рассказывает Ирина Лапузина. - Признаюсь, тронуло такое отношение. Я посмотрела на него другими глазами. Он искал игрушки, вложил душу".

С тех пор женщина "как-то приняла" Николая и "открылась ему". У нее "появилось чувство признательности, а из него родилась любовь". Пара стала много общаться по телефону, и Ирина не заметила, как сама "влюбилась по уши".

"Тогда я и решила свой отпуск провести в Москве", - добавила мать потерпевших.

В столице женщину сразу смутило, что Захаркин поселился с ней в гостиничном номере, а не у себя дома. "Но я не стала зацикливаться на этом. Мы чудесно провели 2 недели, - говорит Ирина Лапузина. Все шло отлично. У меня возникло такое чувство, которого я не испытывала никогда в жизни. Разве что к мужу".

Но прежнее замужество родилось из первой любви, а к Николаю Ирину "тянуло", поскольку их связывало "много общего", как ей тогда казалось.

Под конец отпуска Ирины офицер рассказал, что у него в Москве есть женщина, с которой он встречается 3 года, и у них растет дочка. Причем на тот момент они еще были вместе. "Я была в шоке! Начала собирать чемоданы", - говорит Ирина.

Однако точку в отношениях поставить не получилось. Николай вновь приехал в командировку во Владивосток, а Ирина не смогла "перебороть свои чувства". Лишь впоследствии она осознала, что Захаркин, "как все мужчины, кормил ее баснями". “Мы собирались расстаться с женой, и ты здесь ни при чем”, - убеждал капитан возлюбленную в силе своих чувств.

После очередной разлуки влюбленные переписывались уже день и ночь. "Мы не спали ночами. Это походило на сумасшествие, - впоминает Ирина Лапузина. - И я решила, зачем мучиться, надо жить вместе".

Сначала Николай и Ирина думали жить во Владивостоке, но их не устроили зарплаты. Тогда Лапузины и переехали в Москву. Мать и бывшая свекровь Ирины, с которой у нее прекрасные отношения, поддержали решение о переезде.

Наставник и воспитатель

Сначала Ирина приехала в столицу без детей. Николай тем временем ушел от жены и снял квартиру. "Мы думали взять ипотеку. Через месяц я устроилась на хорошую работу, - рассказывает Ирина Лапузина. - С каждым днем мы убеждались, что сделали правильный выбор. Никогда не возникало ссор".

Женщина даже интересовалась у подружек: “Это нормально, что мы ни разу не поссорились?”

А вскоре Николай предложил гражданской супруге расписаться. Однако Ирина заявила, что “сначала надо пожить с детьми”. Так что свадьбу отложили до весны, а 15 августа пара полетела во Владивосток забирать сестер Катю и Дашу к себе.

По словам Ирины, дети у нее стеснительные и "первое время долго присматриваются к человеку, особенно Екатерина". Для того чтобы заслужить ее внимание, надо "сильно постараться", а игрушками ее любовь не купишь.

"Дарья - эмоциональная, открытая, похожа на меня", - рассказывает Ирина.

Постепенно девочки привыкали к Захаркину, тем более что он проводил с детьми и Ириной выходные, гуляя в парке и кормя уток.

Николай действительно много времени проводил с детьми, тем более что после переезда у сестер в школе начались проблемы, поскольку "домашнее задание девочки не записывают и почерку у них не каллиграфический".

Приемный отец успешно подтягивал Катю и Дашу, которые стали получать "двойки". Он придумал для них мотивацию: за “пятерку” получаешь 50 рублей, за “четверку” - 40, за “двойку” - минус 50 рублей. Деньги им нужны были, чтобы ходить в школьное кафе.

Также Николай часто делал с ними домашнее задание. Он работал в 15 минутах ходьбы от школы, в то время как Ирина добиралась до работы 2 часа. До 18:00 вечера девочки были на продленке. Николай заканчивал службу в 17:30, забирал их из школы, и под его контролем они переписывали уроки из черновика в тетрадь.

"Когда я смотрела, как они вместе занимаются, не могла поверить своим глазам - он относился к ним как к родным детям", - признается Ирина.

Постепенно с детьми у офицера сложились доверительные отношения. Мужчину девочки называли по его просьбе Ником, поскольку собственное имя ему не нравилось. “Коля - это тракторист”, - приговаривал Захаркин.

А за пару недель до трагедии Катя и Даша спросили у мамы: “Можно мы будем называть Ника папой?”

На выказанное Ириной недоумение и напоминание о настоящем отце девочки отреагировали просто: “Ну он же нам тоже папа. А то нам в школе неудобно”.

Видимо, материнское удивление все-таки сыграло свою роль - школьницы посовещались и решили называть отчима по-прежнему Ником.

Первое насилие

Первый серьезный инцидент между супругами произошел 16 октября - накануне дня рождения капитана Захаркина. Тогда мужчина устроил Ирине сцену прямо в ресторане, где ее шеф по работе отмечал свое бракосочетание.

Офицер договорился с Ириной, что заберет ее в полночь, однако звонка женщина не услышала, а спохватилась только в 0:15. Это и вызвало гнев гражданского супруга.

Захаркин зашел в ресторан слегка нетрезвым и сразу сказал: “Где твой телефон?” Ирина имела три мобильника - рабочий, "для дома" и для звонков во Владивосток. Один из них капитан выхватил из рук Ирины, бросил на пол и начал топтать. "Затем он вырвал у меня сумку, вытащил другие телефоны, выбежал на улицу и выбросил их в реку", - вспоминает женщина.

Ирина полагала, что пропущенные 15 минут времени это не трагедия. Но в ответ ее ударили головой о стену здания ресторана. "Перед глазами все поплыло. Никогда меня никто не бил! - говорит Лапузина. - Я рыдала, кричала, со мной началась истерика".

Николай тут же поймал такси и повез супругу домой. С тех пор Ирина задумалась, что "лучше жить одной".

Всю дорогу домой Захаркин извинялся, а у его жены страшно разболелась голова и началась тошнота. Пришлось вызывать "скорую помощь", хотя Николай и противился, опасаясь за свою репутацию.

“Что скажем врачам? Я же военный”, - спрашивал он. Но супруга успокоила: “Скажу, что упала со скамейки”.

Медики отвезли пострадавшую в больницу и сделали томографию. Женщине поставили диагноз - ушиб мягких тканей головы.

В свой день рождения Николай продолжал вымаливать прощение и упрашивал дать ему "последний шанс", поскольку “это первый и последний раз”.

"И я простила. Сама не знаю почему", - сокрушается теперь Ирина. - “Бьет - значит, любит” - это не мой принцип. Я знала, что если он один раз это сделал, значит, поднимет руку и второй раз". Однако чувство перебороло разум.

"Тебе с Ником повезло"

Через неделю Захаркин по-прежнему жил в депрессии, обвиняя супругу в том, что она его не простила. А однажды отправил ей SMS: “Жизнь оборвалась, началось бессмертие”.

Ирина примчалась домой и увидела стонущего на кровати мужа, который говорил: "Я сейчас впаду в кому". По его словам, он наглотался снотворного, однако признаков передозировки у него не было.

Ирина считает, что это был злой розыгрыш, поскольку с психикой у Захаркина все в порядке: "ему и положительную характеристику выдали, и гены хорошие". "Родители - золотые. Сестра преподаватель, мама педиатр, папа военный. Легко меня приняли в семью", - рассказывает Ирина.

Женщина вызвала "скорую" и сказала:“Сейчас они приедут, зафиксируют попытку суицида, и это отразится на твоей карьере, военные не могут кончать жизнь самоубийством”.

Захаркин тут же подскочил: “Ты дура, я ничего не глотал, я пошутил”. Он связался с врачом по телефону и отменил вызов. А Ирина, наконец, поняла, что "что-то здесь не так".

Однажды Ник вновь стал обвинять жену в отсутствии любви к нему, а также в том, что она якобы слишком много времени уделяет друзьям. Потом офицер начал выгонять Ирину из квартиры. Наконец, он открыл окно, схватил супругу и принялся выпихивать на улицу.

"Благо у меня ноги длинные, я расставила их так, что просто так меня уже не выкинешь. Упиралась как могла, - говорит Ирина. - Он же выпихивал меня со всей дури".

Когда силы были на исходе, женщина решилась на последний, отчаянный шаг и позвала детей. Захаркин услышал шаги Кати и Даши, после чего толкнул Ирину на кровать. Перепуганным девочкам Ник сказал идти спать.

"Ту ночь я провела с детьми. Дверь в детской заперла на щеколду", - вспоминает Ирина. А Захаркин шептал в это время под дверью: “Я тебя потерял! Ты больше не будешь со мной жить”.

В тревоге за свою жизнь Ирина рассказала о случившемся матери в телефонном разговоре. Она даже просила ее приехать. Но пожилая женщина не восприняла это серьезно: “Ник хороший, тебе с ним очень повезло. Ты тоже не подарок, всякое в жизни бывает”.

Уходить сразу Ирине было некуда, хотя она и отпросилась с работы, чтобы на следующий день остаться с детьми. Теперь все было кончено. "Я не могла его простить. Когда он пытался меня обнять, я его отталкивала, - говорит Ирина про попытки Захаркина вновь помириться. - Перед моими глазами стоял образ - сжатые губы, зелено-белое лицо".

Позже она вспоминала, что такой же оттенок лица был у него, когда Николай глотал таблетки и бил Ирину головой об стену. Женщине пришлось сказать ему: “Ничего не могу с собой поделать, нам надо расстаться”.

Захаркин все понял и даже собрал вещи, чтобы уехать к сестре, но потом передумал.

Военные настаивали, что "мужика довели"

Роковой вечер начинался вполне благополучно для пары, которая уже собралась разводиться. 11 ноября после короткой ссоры вокруг покупки микроволновки Захаркин даже послал супруге ласковое SMS: “Тигреночек, любимый, прости, что накричал”. Отвечать Ирина не стала, поскольку хотела поговорить дома и больше не ссориться по телефону.

В 1:30 12 ноября Ирина подъехала к дому и увидела на экране телефона пропущенные сообщения. Сначала: “Скажи до свидания Кате”. Затем: “И Даше тоже”.

Ирина тут же перезвонила Николаю: “Что случилось? Я возле подъезда”. Но супруг бросил трубку. Последующие звонки он тоже сбрасывал. "В тот момент у меня не было мыслей, что произошло что-то страшное", - признается Ирина.

Женщина поднялась на свой этаж, где ее встретил возле лифта Захаркин. На вопрос “Что случилось?” он лишь ответил. “Иди посмотри”. В детской комнате Ирина увидела пустые кровати, тогда она вышла на балкон и услышала внизу стоны. Там же виднелись два белых пятна.

"Не могу рассказать, что я пережила, пока спускалась на лифте, - говорит Ирина. - Решила, если случилось что-то непоправимое, обратно наверх и - вниз головой".

При выходе из подъезда ее встретила Даша - вся грязная и в пижаме. Девочка остановилась и заплакала: “Мама, мне холодно”.

За домом к маме подошла и обняла ее Катя. "Я взяла их на руки, отнесла подальше от дома. Думала, если Захаркин спрыгнет, то раздавит нас", - добавила Ирина.

До приезда "скорой" у Ирины случилась истерика. В это время на улице появился Захаркин с недоуменным вопросом: “Ира, что случилось?”

Женщина так боялась за себя и своих дочерей, что немедленно отправила его обратно домой под надуманным предлогом вызвать "скорую" и принести теплые вещи. При этом телефон у нее был с собой и вызов врачей она уже сделала.

Пострадавших девочек врачи развезли по разным больницам, но мать к ним в палаты не пустили. Тем временем милиция задержала Николая Захаркина как единственного подозреваемого. Однако и Ирину в покое не оставили, хотя до утра у нее продолжались приступы истерики и какие-то бумаги она подписывала не глядя.

После общения с милиционерами в отделении с матерью сброшенных детей захотели пообщаться сослуживцы капитана Захаркина. "Я поднялась к ним в кабинет на 2-й этаж. Там сидели начальник части Николая и еще какие-то люди, - рассказывает Ирина. - Они учинили мне настоящий допрос".

Во время беседы военные заявили: "Сама виновата, довела мужика, теперь он будет в тюрьме, а дети останутся инвалидами". Затем один из них - "седой представительный мужчина с погонами" - принялся давить на Ирину, чтобы она не усугубляла положение Захаркина.

Сенсация едва не обернулась травлей

До интернета Ирина добралась лишь пару дней назад и пришла в ужас от комментариев на своей страничке. Молва во второй раз “поженила” Ирину с бывшим мужем, записала в любовники к менеджеру, ее также обозвали проституткой, а мать Ирины обвинили в алкоголизме.

Многие и сейчас пытаются оправдать Николая Захаркина, который совершенно не похож на убийцу. Впрочем, родители капитана с самого начала отговаривали его от странного романа с женщиной из Владивостока, намекая на "ветреность" своего отпрыска: зачем, мол, портишь жизнь девушке? И добавляли: “Ты - бабник, изменял первой жене, ушел от второй. У Ирины все устроено. Притащишь ее сюда, потом бросишь”.

Тяга журналистов к сенсациям тоже повредила семье Лапузиных. Так, матери Ирины репортеры по ошибке принесли траурный венок, так как думали сначала, что она из девочек умерла. Тогда женщина еще не знала всех деталей страшной трагедии с ее внучками, поскольку дочь скрывала всю правду, боясь ее травмировать.

Сами дети до сих пор не знают, а лишь догадываются, что их сбросили с 8-го этажа. Однако со временем Ирине придется рассказать правду, поскольку история слишком резонансная и скрыть ее не удастся.

"Странная ситуация сложилась со следователем, который ведет дело, - говорит Ирина. - Мы ведь с ним так и не смогли поговорить - я все время проводила в больнице".

Потом в Москву приехала ее мама, а Ирина вышла на работу. Теперь днем с девочками сидит бабушка, я мать сменяет ее на ночь.

Интриги следствия

Следователь приходил к Ирине на работу и интересовался, как часто она появляется в офисе, "выведывал подробности ее личной жизни". Более того, свой разговор с руководителем отдела, в котором работает Лапузина, оперативник заснял на скрытую камеру. Потом эта съемка была предоставлена телеканалу НТВ.

Когда Ирина сама приехала к следователю в прокуратуру, он сказал: “У меня нет времени с вами работать. Вызову вас приводом”.

А недавно оперативник явился в больницу на ночь глядя. "Хорошо, там находилась моя мама, которая не позволила ему допрашивать детей, - говорит Ирина. - Следователь не имеет права подходить к несовершеннолетним детям в отсутствие психолога, педагога и матери".

Теперь Ирина Лапузина все время ждет подвоха со стороны следователей и военных. Она даже попросила врачей, чтобы ей разрешили ночевать в больнице. Хотя врачи всячески убеждают женщину, что никого к детям не пропустят.

"Но вдруг следователь снова придет и покажет свою "корочку"? - сомневается Ирина. - Я уже одному военному доверила детей. Теперь никому не доверяю".

Когда началось давление со стороны коллег Захаркина, мать Даши и Кати поняла, что ей необходима защита. "Мы отвезли в комитет по защите прав человека жалобу на действия следователя, - рассказывает она. - Также мне непонятно, почему меня не переводят в ранг потерпевшей, а считают свидетелем в этом деле. Почему адвокат Захаркина постоянно сидит в одном кабинете со следователем?"

Поза ревности

Вся ревность капитана Захаркина Ирина считает лишь позой, поскольку поводов подозревать измену она ему не давала никогда. "На самом деле он меня “ревновал” только в нужный момент, так сказать, ко времени", - добавила Ирина.

Например, в выходные дети приходили и предлагали посмотреть сказку. Николай сразу говорил: “Ира, давай девочки у себя посмотрят, а то мне тебя так не хватает!”

"Эта наигранная ревность существовала всегда", - добавляет мать Кати и Даши. Правда, сразу после знакомства Захаркин заявил: “Ревность? Я не знаю, что это такое. Я тебя ни к кому никогда ревновать не собираюсь".

Затем капитан показал новой жене фотографии любовниц, рассказал о своих похождениях. “После такого жить мы с тобой вместе не сможем”, - произнесла Ирина. Тогда он начал страстно убеждать ее, что "это нормально, все так живут, ничего страшного в этом нет". Впрочем, офицер сразу поправился - дескать, это все было до Ирины, а теперь все измены в прошлом.

Однако злобы в отношении Захаркина, превратившего прекрасную любовь в жуткую трагедию, Ирина не испытывает. "Пусть живет, строит карьеру, личную жизнь. Только меня и детей оставит в покое, - говорит она. - Я испытываю дикий страх, как только возникает мысль - ведь если он один раз такое сделал и останется безнаказанным, то второй раз обязательно доведет дело до конца".

Ирина Лапузина считает, что Николай вынашивал план мести с тех пор, как между ними произошел окончательный разрыв. "И если бы я приехала чуть раньше, то вместе с девочками полетела бы вниз. Только со мной чуда бы не произошло", - заключила она.