Верховный суд Дагестана отменил оправдательный приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении врача 2-й городской больницы Махачкалы Марата Гунашева
 
Верховный суд Дагестана отменил оправдательный приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении врача 2-й городской больницы Махачкалы Марата Гунашева
Верховный суд Республики Дагестан

Верховный суд Дагестана отменил оправдательный приговор по уголовному делу, возбужденному в отношении врача 2-й городской больницы Махачкалы Марата Гунашева. Его обвинили в участии в незаконном вооруженном формировании. А основанием для этого стали показания сексотов и то, что Гунашев оказал медицинскую помощь террористу.

По решению российской Фемиды Гунашева ждет новое разбирательство в райсуде, но с новым составом судей, пишет "Коммерсант".

Напомним, анестезиолог горбольницы N2 Махачкалы Марат Гунашев был арестован 28 ноября 2012 года. Силовики увели его прямо из операционной вместе с коллегой-хирургом Шамилем Гасановым.

При проведении обыска в доме Гунашева в тумбочке его восьмилетней дочери Райганы нашли сверток с наркотиком. Родственники врача утверждали, что его подбросили сами оперативники, писал ранее портал "Справедливость".

Девочка видела, как один из силовиков положил в тумбочку 10 спичечных коробков с запрещенным веществом внутри, сообщала "Кавказская политика".

"Район, где живет наш сын, был оцеплен тройным кольцом, в квартире находились 30 вооруженных людей в масках с автоматами, - рассказывал отец арестованного, инвалид I группы по зрению Камиль Гунашев. - Наш сын находился в машине с пакетом на голове, в наручниках. К обыску допущен не был, также не был допущен и адвокат с наличием ордера, который находился возле дома. Не было и независимых понятых".

В итоге Гунашеву предъявили куда более тяжкие обвинения, чем хранение наркотиков: его заподозрили в соучастии в убийстве начальника городского УВД Ахмеда Магомедова в феврале 2010 года. Эскулапу грозило пожизненное заключение. При этом в течение многих месяцев его даже не вызывали на допрос.

Обыск в доме Шамиля Гасанова обернулся его гибелью при странных обстоятельствах. Сотрудники правоохранительных органов утверждают, что ночью привезли хирурга в его квартиру, но Гасанов якобы выхватил спрятанный пистолет, после чего был застрелен.

Родные погибшего считают официальную версию несостоятельной. По их словам, на теле врача сохранились следы пыток, его руки были скованы наручниками за спиной. Кроме того, по данным прессы, подследственный Шамиль Гасанов был обезглавлен.

В дальнейшем обоих врачей обвинили в связях с боевиками. По версии следователей, они взяли на себя устное обязательство оказывать медицинскую помощь членам НВФ. Так, 6 февраля 2010 года в квартире хирурга Гасанова Гунашев помог ему извлечь пулю из предплечья правой руки главаря "Гимринского джамаата" Ибрагима Гаджидадаева. Ранение лидер боевиков получил днем ранее во время нападения на начальника УВД Ахмеда Магомедова: боевики расстреляли из автоматов "Волгу", в которой находились высокопоставленный милиционер, его водитель и два охранника. В результате все четверо погибли, но ответным огнем был ранен один из нападавших.

Примечательно, что фабула обвинения в "деле врачей" через год серьезно поменялась. В декабре 2013 года уголовное дело, возбужденное в отношении Гунашева по ст. 317 ("Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов"), ст. 105 ("Убийство") и ст. 222 ("Незаконный оборот оружия") УК РФ, было прекращено за отсутствием состава преступления. Однако следователи тут же возбудили новое уголовное дело по ст. 208 УК ("Участие в НВФ").

Также подследственного перевели в изолятор Северной Осетии. "Перевод произошел совершенно неожиданно, объяснить эти действия органов предварительного следствия в этой части невозможно", - говорил адвокат Гунашева Заур Магомедов.

Затем врача так же неожиданно, как раз перед рассмотрением апелляционной жалобы, вернули в Махачкалу, писал "Кавказский узел".

Свидетели обвинения: мстительная бывшая невеста и Захар Прилепин

Обвинения в адрес врачей построены на показаниях свидетеля, засекреченного под псевдонимом Стелла. По неофициальной информации, это бывшая соседка и подруга Гасанова Анисат Шаласуева, которая мстит ему и семье его жены. Хирург встречался с этой девушкой, а потом расстался и женился на сестре своего коллеги Гунашева.

"Эта Анисат стала донимать и семью бывшего ухажера, и семью моего подзащитного, - говорил адвокат анестезиолога Заур Магомедов. - Отправляла им сообщения с телефонов, со страниц социальных сетей. В этих сообщениях девушка угрожала, что донесет на Гасанова, будто он боевик".

Защита добивалась проведения психиатрической экспертизы в отношении Стеллы, но это ходатайство было отклонено. В качестве основания для такого исследования адвокат приводил то, что Анисат сблизилась с Гасановым якобы из-за того, что врач был похож на ее кумира - Михаила Ходорковского. Девушка даже сделала на ягодице татуировку с инициалами МБХ, а фото вывесила на своей странице в "Одноклассниках".

"Следствие построено на словах обезумевшей от любви женщины. Ее используют, чтобы отчитаться о раскрытии убийства начальника УВД", - подчеркнул Магомедов. Сама Стелла позднее подтвердила, что мстила бывшему жениху Гасанову за размолвку.

Другим свидетелем обвинения стал информатор, действовавший под псевдонимом Захар Прилепин. Его подсадили в камеру ИВС к Гунашеву, после чего тот якобы признался в разговоре с сокамерником, что помогал боевикам.

Сам Гунашев настаивал, что у него не было никаких разговоров с агентом оперативников. Суд в итоге признал показания Захара Прилепина недостоверными.

А оперативник под псевдонимом Филипп Филиппов, рассказавший на предварительном следствии о причастности подсудимого к бандформированиям, заявил суду, что не помнит ни своих показаний, ни то, при каких обстоятельствах он общался с Гунашевым.

В то же время показания Гунашева признаны достоверными. Врач утверждал, что следователи с помощью угроз вынудили его подписать признательные показания, обещая предъявить ему обвинение по ст. 316 ("Укрывательство преступлений"), а затем прекратить дело за истечением срока давности. Однако затем они нарушили договоренность и инкриминировали ему 317-ю статью.

Судья Советского райсуда Махачкалы Патимат Махатилова также пришла к выводу, что показания Гунашева не подтверждают версию обвинения об оказании врачом медпомощи боевику Ибрагиму Гаджидадаеву.

Сразу после оглашения оправдательного приговора в мае 2014 года Марат Гунашев был освобожден из-под стражи. За ним было признано право на реабилитацию и возмещение вреда.

В апелляционном представлении в Верховный суд республики прокуратура настаивала на правдивости показаний Захара Прилепина и Стеллы. Девушка якобы слышала, как Гасанов говорил Гунашеву: "Лесных рано или поздно убивают или ранят, поэтому от клиентов у нас отбоя не будет. Будем их штопать по-быстрому, пусть обратно в строй идут, а мы купоны будем стричь".

Верховный суд республики поддержал позицию прокуратуры.

Закон РФ или клятва Гиппократа

"Дело Гунашева" вызвало большой резонанс во врачебном сообществе Дагестана. 2223 медика подписали письмо в защиту арестованного коллеги, которое было направлено президенту РФ Владимиру Путину, сообщал azbar.ru.

Осторожно поддержал Гунашева и член Общественной палаты Дагестана, организатор и куратор московско-дагестанской медицинской ассоциации, член международной ассоциации врачей-писателей доктор Магомед Абдулхабиров.

"По присяге Гиппократа врач должен оказывать медицинскую помощь любому человеку, нуждающемуся в этом, независимо от социального статуса пациента. А по закону РФ врач обязан сообщить в правоохранительные органы об оказании помощи раненому. Никому из врачей не желаю оказаться в такой ситуации, - писал в своем обращении Магомед Абдулхабиров. - Как же теперь быть? Прежде всего, мне больно, что в Дагестане уже четверть века продолжаются убийства друг друга без какой-либо тенденции прекращения этого мракобесия".

Абдулхабиров также отметил, что Марат Гунашев никогда прежде не совершал противозаконных поступков и не опасен для общества и поэтому его нужно отпустить под домашний арест. "С учетом наличия дома двоих малолетних детей, неработающей жены и родителей-инвалидов, можно было бы ему разрешить и работать. Суд должен быть не только строгим, но и человеколюбивым", - заключил член ОП Дагестана.