В московском ОМВД "закрыли" 100 уголовных дел, подменив их материалами с "мертвыми душами"
 
В московском ОМВД "закрыли" 100 уголовных дел, подменив их материалами с "мертвыми душами"
Архив NEWSru.com

В центре скандала, связанного с махинациями с отчетностью, оказался отдел внутренних дел "Южное Медведково", сотрудники которого на протяжении нескольких лет "разваливали" уголовные дела. При этом злоумышленники выводили подозреваемых за рамки расследования, подменяя их персональные данные на похожие вымышленные имена и фамилии. Работа была поставлена на поток, и от наказания ушла добрая сотня преступников.

Фактически речь идет о нелегальном бизнесе коррумпированных стражей порядка. Расценки на закрытие уголовного дела в Москве начинаются с 500 тысяч рублей, пишет РБК daily со ссылкой на бывшего следователя.

Раскрыть преступную схему удалось лишь по чистой случайности, когда привлеченный к поимке наркоторговца гражданин решил поинтересоваться судьбой пойманного преступника.

Все началось с того, что 21 мая 2012 года при продаже гашиша был задержан 22-летний Максим Трофимов. В отношении него следователь ОВД "Южное Медведково" Елена Моисеева возбудила уголовное дело по статье 228 (незаконный сбыт наркотических средств) УК РФ.

Сразу после этого со следственными материалами стали твориться чудеса: в книге учета преступлений полицейского участка подозреваемый Трофимов стал Трокимовым. Вскоре его отпустили, даже не взяв подписку о невыезде, а лишь под обязательство о явке, подписанное его матерью. После этого дело было передано следователю Лиане Гущиной, которая "допрашивала" уже гражданина Трокимова. Максим при этом превратился в Михаила, поменял отчество и стал на год старше.

По окончании расследования дело ушло в Бабушкинский суд Москвы, причем обвинительное заключение Трокимову подписал зампрокурора Бабушкинской межрайонной прокуратуры.

С этого момента судьба реального наркоторговца Трофимова и его вымышленного двойника Трокимова никого из стражей порядка не интересовала. Все это напоминает анекдот двухсотлетней давности про "поручика Киже", также выдуманного российской бюрократией, но, правда, без преступного умысла.

И лишь благодаря гражданину, который участвовал в "проверочной закупке" гашиша, удалось выявить бюрократическую аферу. Недоумевая, когда же будет суд над наркодилером, он обратился в прокуратуру, в ОМВД, в УВД по СВАО, но ответа так и не получил. Зато 30 марта 2013 года следователь Гущина подписала запрос в УВД по СВАО о предоставлении копии экспертизы по уголовному делу, которое уже более года якобы находилось в суде. Абсурд ситуации дополнялся тем, что исчез и наркотик, изъятый при задержании Трофимова.

В итоге уголовное дело все-таки было восстановлено по распоряжению замначальника Следственного отдела "Южное Медведково" Валентины Кондратьевой. Но потом она же приостановила расследование по причине розыска преступника, который на самом деле живет в Москве и не думает скрываться.

Когда все эти "фокусы" следствия стали известны руководству полиции, за всех ответила только Кондратьева - мать-одиночку, воспитывающую двух детей, понизили в должности.

Между тем, по данным профсоюза милиции (сохраняет старое название по принципиальным соображениям), подобных дел в отделе "Южное Медведково", когда расследование ведется в отношении выдуманного персонажа, за три года было около сотни. Впоследствии они якобы передавались в суд, а на самом деле "погибали" в архивах. О сложившейся практике рассказали действующие полицейские, которым начальство заявило, что "с системой бороться бесполезно".

По словам лидера профсоюза Михаила Пашкина, следователи использовали пробел в системе контроля над движением уголовных дел, разработанной Генпрокуратурой в 2005 году. "Подобные аферы явно происходят и в других отделениях, это порождение системы. Контролировать эти процессы должна прокуратура, но прокуроры зачастую в доле и закрывают на это глаза", - считает Пашкин. Чтобы пресечь такие схемы, нужно просто состыковать базу судов и информцентров МВД по поступившим в суды уголовным делам.

Руководитель столичной полиции Анатолий Якунин назначил по выявленным фактам служебную проверку.