Заельцовский районный суд Новосибирска повторно рассмотрел уголовное дело, возбужденное в отношении уже бывшего оперативника ФСКН. Его признали виновным в убийстве шурина прежнего вице-губернатора Новосибирской области Виктора Козодоя
 
Заельцовский районный суд Новосибирска повторно рассмотрел уголовное дело, возбужденное в отношении уже бывшего оперативника ФСКН. Его признали виновным в убийстве шурина прежнего вице-губернатора Новосибирской области Виктора Козодоя
Архив NEWSru.com

Заельцовский районный суд Новосибирска повторно рассмотрел уголовное дело, возбужденное в отношении уже бывшего оперативника ФСКН. Его признали виновным в убийстве шурина прежнего вице-губернатора Новосибирской области Виктора Козодоя.

По решению российской Фемиды экс-сотрудник ФСКН подполковник Сергей Оголихин проведет за решеткой шесть лет. Отбывать наказание он будет в исправительной колонии строгого режима, пишет "Коммерсант". Год назад Оголихина приговорили только к 1 году исправительных работ.

После оглашения повторного приговора бывший офицер спецназа Сергей Оголихин был взят под стражу в зале суда.

Как следует из материалов уголовного дела, 26 сентября 2012 года оперуполномоченный отдела межведомственного взаимодействия регионального управления ФСКН Сергей Оголихин вернулся домой около четырех утра, так как ночь он провел в караоке-клубе. Примерно в 11:00 наркополицейского разбудила его мать Наталья Оголихина. Женщина сообщила сыну, что ее в подъезде пнул какой-то мужчина. На груди матери Сергей увидел след от подошвы, оставшийся на футболке.

Сергей, который ранее служил в спецназе, схватил заряженный светошумовыми патронами пистолет "Оса" и выскочил из квартиры. В тамбуре он увидел обидчика матери и крикнул на него. Тот ответил нецензурной бранью и схватил Сергея за грудки. Завязалась драка, в которой прогремел выстрел.

Со слов Натальи, сын вышел из тамбура бледный и окровавленный, сказав при этом: "Я убил его".

Через несколько минут труп с простреленной головой обнаружила соседка Оголихиных - Людмила Козодой, супруга вице-губернатора области Виктора Козодоя. Погибшим оказался ее брат Сергей Еремин: накануне он ночевал у сестры, утром вышел из дома, а потом вернулся и позвонил в домофон. Сестра открыла ему дверь, но в квартиру Сергей Еремин так и не поднялся. Как выяснилось, у Еремина пару дней назад случилось расстройство психики - он говорил что-то бессвязное, у него тряслась голова, и родственники решали вопрос о его госпитализации.

Сотрудники полиции в поисках преступника пошли по квартирам, уделяя внимание тем, где хранилось оружие. Сергей на глазах у полицейских спокойно достал из сейфа пистолет, а отсутствие одного патрона объяснил тем, что отстрелял его ранее.

Следов от выстрела на лице и груди офицера стражи порядка не заметили, и Оголихин не вызвал у них подозрений. Однако спустя два месяца наркополицейский сам пришел с повинной. "Не смог с этим жить", - говорила в суде его мать, которая винила себя в случившемся и умоляла сына молчать.

Как утверждал Сергей Оголихин, все произошло случайно: он ударил Сергея Еремина по голове кулаком, в котором был зажат пистолет, и в этот момент "Оса" неожиданно выстрелила. О разрушительной силе светошумового патрона (в нем нет снаряда) Оголихин якобы ничего не знал.

В ноябре 2012 года Оголихин уволился из УФСКН по собственному желанию, а потом его арестовали и обвинили в умышленном убийстве из мести за оскорбления. По данным первой экспертизы, Сергей Еремин был застрелен, когда просто сидел в тамбуре, а не во время драки.

На версии умышленного убийства настаивали и родственники погибшего. Однако подтвердить ее в суде не удалось. В декабре 2013 года эксперты Алтайского бюро СМЭ сделали вывод, что выстрел произошел, когда Еремин и Оголихин находились лицом к лицу, как и говорил подсудимый.

В итоге уголовное дело было переквалифицировано со ст. 105 ("Убийство") на ч.1 ст.109 ("Причинение смерти по неосторожности") УК РФ, по которой подозреваемому грозило наказание в виде двух лет лишения свободы. Защита же и вовсе считала, что произошедшее следует квалифицировать по ст. 38 УК РФ, согласно которой причинение вреда злоумышленнику при его задержании не является преступлением.

В начале 2014 года Заельцовский районный суд приговорил Оголихина к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ч.3 ст.72 УК РФ осужденному был зачтен каждый день, проведенный под арестом, как три дня исправительных работ. Поэтому суд объявил Оголихина уже отбывшим наказание и освободил его из-под стражи в зале заседания.

Однако прокуратура направила апелляцию в областной суд, который в апреле 2014 года отменил приговор. В итоге Заельцовский районный суд значительно ужесточил наказание.