Четыре крупнейшие российские инвестиционные компании - "Роснефть", "Транснефть", "Сургутнефтегаз" и ТГК-2 оказались недовольны правительственным законопроектом, свои возражения они изложили в письме куратору ТЭК в правительстве вице-премьеру Игорю Сечину
 
Четыре крупнейшие российские инвестиционные компании - "Роснефть", "Транснефть", "Сургутнефтегаз" и ТГК-2 оказались недовольны правительственным законопроектом, свои возражения они изложили в письме куратору ТЭК в правительстве вице-премьеру Игорю Сечину
Russia Today

Четыре крупнейшие российские инвестиционные компании - "Роснефть", "Транснефть", "Сургутнефтегаз" и ТГК-2 оказались недовольны правительственным законопроектом, который заставляет их делиться информацией о себе с миноритариями и членами совета директоров.

Как пишут "Ведомости", свои возражения они изложили в письме куратору ТЭК в правительстве вице-премьеру Игорю Сечину.

Все четыре компании конфликтуют со своими миноритарными акционерами. "Роснефть" и "Транснефть" судятся с миноритарием Алексеем Навальным, не желая предоставлять ему протоколы советов директоров и другие документы.

"Сургутнефтегаз" Навальному предоставил протоколы, но без приложений, на которые миноритарий тоже имел право. В ТГК-2 конфликт между основным акционером (группа "Синтез") и крупными миноритариями, среди которых Prosperity Capital, Deutsche Bank AG и Clearstream Banking. Миноритариям пока не удается даже провести представителей в совет директоров.

Предложенные правительством нововведения подорвут конкурентоспособность российских АО и снизят инвестиционную привлекательность экономики, предупреждают Сечина авторы жалобы. Например, компании будут обязаны раскрывать информацию о "дочках" всем акционерам, а не только обладателям не менее 25% акций, как сейчас.

Недовольны компании и предложением расширить доступ акционеров к коммерческой тайне - это нарушает "конституционно значимый баланс интересов акционеров и компаний".

Больше всего компании протестуют против равных прав на информацию для акционеров и членов совета директоров. В замечаниях к законопроекту есть ссылки на иностранный опыт: развитое корпоративное законодательство (США, Германии, Англии) не знает примеров отождествления прав акционеров и директоров на информацию.

Аналитика Standard & Poor's Олега Швыркова этот аргумент удивляет, ведь в международной практике у членов совета директоров вообще нет ограничений на доступ к информации, в том числе конфиденциальной.

В 2010 году независимый директор "Аэрофлота" Сергей Алексашенко тоже смог получить информацию об оказании финансовой поддержки авиаотрасли, но только после угроз вынести на обсуждение совета вопрос об увольнении гендиректора компании.

Доступа к информации о сделках "дочек" "Норникеля" не могли добиться и представители UC Rusal в совете директоров никелевой компании. Поэтому UC Rusal поддерживает новый законопроект.

Напомним, Минэкономразвития в мае внесло в правительство законопроект о правах акционера на информацию, устанавливающий список документов, которые владелец доли вправе требовать от компании.

В законопроекте предусмотрены поправки в закон "Об акционерных обществах", в том числе поправки в ст. 91 о предоставлении обществом информации акционерам. Согласно им акционер имеет право получить доступ не только к протоколам заседаний совета директоров и набсоветов, но и к текстам акционерных соглашений, всех хозяйственных договоров АО, заключениям ревизионных комиссий, уведомлениям о заключении акционерных соглашений и другой информации (всего 21 пункт). Все документы должны быть предоставлены в течение семи дней.

Согласно проекту акционеры, имеющие не менее 25% голосующих акций общества, могут получать доступ также к документам бухучета. Коммерческая тайна оправданием для общества быть не сможет - в этом случае акционер будет обязан оставить расписку о сохранении коммерческой тайны.