"Охотно позиционирующий свою страну как эльдорадо для иностранных инвесторов, сам Шувалов, похоже, не решается хранить сбережения в России", - отмечает автор публикации
 
"Охотно позиционирующий свою страну как эльдорадо для иностранных инвесторов, сам Шувалов, похоже, не решается хранить сбережения в России", - отмечает автор публикации
Russia Today

Вдохновившись разоблачением VIP-владельцев офшорных компаний, французская Le Monde ехидно приглашает в "закулисье" российского бизнеса и высказывает мнение, что данные, рассекреченные Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ), "привносят новый элемент в трагическое дело Сергея Магнитского".

"Российское руководство охватил приступ шизофрении. Есть сцена, а есть закулисье", - говорится в первой из статей, пересказанных на сайте InoPressa. На сцене "антикоррупционный" закон предусматривает защиту тех, кто разоблачает коррупционные нарушения на высшем уровне. Именно этим занимался Сергей Магнитский, юрист фонда Hermitage, разоблачивший хищение бюджетных средств, напоминает издание. Но он погиб в тюрьме и теперь посмертно подвергается судебному разбирательству за хищение этих же средств.

То же можно сказать и о начинающемся 17 апреля суде над другим разоблачителем коррупционеров - блоггером Алексеем Навальным, которому некоторые предсказывают участь, аналогичную судьбе экс-владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского.

Для сравнения газета приводит еще один пример. Среди раскрытых ICIJ владельцев офшорных активов оказалась и Ольга Шувалова - жена российского первого вице-премьера Игоря Шувалова. У нее нашли фирмы, зарегистрированные на Виргинских островах. Причем, как подчеркивает Le Monde, Игорь Шувалов недавно первым заговорил о позитивном для России аспекте кризиса с офшорными счетами на Кипре - мол, эти средства будут вынуждены вернуться на родину.

"Охотно позиционирующий свою страну как эльдорадо для иностранных инвесторов, сам Шувалов, похоже, не решается хранить сбережения в России", - отмечает автор публикации, считая бизнес-успех четы Шуваловых наградой за лояльность президенту Владимиру Путину.

Руководитель российского отделения Transparency International Елена Панфилова пояснила изданию: "Наши чиновники не видят будущего для себя в России, они готовятся к пенсии на Западе. Это еще и вопрос престижа. Дача под Москвой не дает такого престижа, как дом в Ницце, пусть и меньшего размера. Швейцарские часы лучше "Чайки".

На те же Виргинские острова ведет след смерти Сергея Магнитского, полагают авторы другой статьи, суть которой также передает InoPressa. Компания Commonwealth Trust Limited (CTL), которая обслуживает клиентов со всего мира, стремящихся к анонимности, учредила на этих островах сомнительную фирму Boily Systems. Аудиторы, в числе которых был Магнитский, обнаружили, что сотрудники МВД и налоговой инспекции передали этой фирме право собственности на три компании, принадлежавшие фонду Hermitage, излагают авторы материала.

Связавшись с CTL, аудиторы выяснили, что компании известны только имена двух подставных владельцев Boily Systems - учителя и 70-летнего пенсионера, живущих в небольшом черноморском городке. В апреле 2008 года адвокаты Hermitage направили CTL письмо о том, что воры "присвоили" три филиала компании и использовали их для хищения 230 миллионов долларов.

Среди тех, кто стоял за этой аферой, Магнитский называл главу налоговой инспекции Ольгу Степанову, получившую 155 украденных миллионов, а также ее мужа Владлена Степанова. Последний открыл в Швейцарии счета от имени созданной CTL офшорной компании Aikate Properties, на которые впоследствии были переведены миллионы долларов. Кроме того, супруги отмывали деньги, приобретая недвижимость в Дубае и Черногории, и располагали огромными суммами наличности при том, что их официальная зарплата едва составляла 50 тысяч долларов в год.

Несмотря на это, в июне 2008 года CTL отправила Hermitage ответ, где говорилось, что Aikate Properties не причастна к какой-либо деятельности, связанной с отмыванием денег. Журналистам из ICIJ не удалось связаться с кем-либо из супругов Степановых, сообщает Le Monde.