Россия Путина не смогла добиться экономических показателей Бразилии и Китая
 
Россия Путина не смогла добиться экономических показателей Бразилии и Китая
Первый канал

Доминик Давид, исполнительный директор Французского института международных отношений, рассказал Le Monde о том, каким он представляет себе настоящее и будущее России (полный текст на InoPressa.ru).

На его взгляд, экспертам все еще трудно поставить диагноз стране: то ли Россия – это "быстроразвивающаяся" страна, "восходящая" экономика, как Китай или Индия, и стремится к западной демократии. То ли она создает собственную разновидность "азиатской" полудемократии.

Запад больше устраивала Россия 1990-х – слабая, погрязшая в кризисе. Теперь, когда наблюдается стабильный экономический рост, когда государство реорганизовано, а Кремль отвоевывает свободу дипломатических маневров, Россия ему нравится меньше, хотя абсурдно было бы полагать, что страна, являющаяся одним из главных мировых производителей углеводородов, не будет претендовать на статус великой державы, считает Давид.

Путин понял, говорит эксперт, что экономика, и, в частности, энергетика, может стать лучшим средством возвращения на международную арену. Но его первой реакцией стало восстановление государственных монополий. В результате ежегодный рост экономики с 1999 года держится на уровне 7%, объем ВВП догнал и перегнал показатели 1990 года, в страну хлынули иностранные инвестиции, госбюджет в профиците, на рынок вернулись товары местных производителей, исчезнувшие в 1990-е, уровень жизни, хоть и неравномерно, но повсеместно растет.

Нефтяные и газовые деньги идут на скупку Лазурного берега и английских футбольных клубов, при том, что их следовало бы направить в инфраструктуру и производственные сегменты, заброшенные с советских времен, хотя бы ради продолжения экспорта углеводородов. Россия не в состоянии добиться экономических показателей Бразилии в сфере сельскохозяйственного производства или Китая – в сфере производства товаров потребления, считает исполнительный директор Французского института международных отношений.

На смену исчезнувшему советскому государству в 1990-е годы пришел жесткий индивидуализм общества, лишенного ценностей, демократической культуры, политических партий, свободных СМИ. Верхи набивали себе карманы, а низы пытались выжить. Не было места ни политическим проектам, как в Китае, ни даже настоящему предпринимательству и инвестициям.

Если цена на нефть упадет, это станет настоящей проблемой для России, а также и для Европы, которая не заинтересована в слабой России. Если Россия будет могущественной, тогда Европа благодаря сотрудничеству с Москвой сможет более эффективно заниматься построением европейского пространства, не оставляя за Соединенными Штатами монопольного права на политическое влияние, утверждает эксперт.