Совет директоров британской Sibir Energy изменился и по составу, и по количеству. Теперь в него входят не четыре, а пять человек
 
Совет директоров британской Sibir Energy изменился и по составу, и по количеству. Теперь в него входят не четыре, а пять человек
sibirenergy.com

Совет директоров британской Sibir Energy изменился и по составу, и по количеству. Теперь в него входят не четыре, а пять человек. Однако даже в расширенном совете не нашлось места для прежних руководителей, представителей менеджмента компании Уильяма Гиннеса и Стюарта Детмера. На смену им пришли представители "Газпром нефти" и компаний, близких к московскому правительству, пишет газета "Время новостей".

После того как "Газпром нефть" по результатам очередной оферты аккумулировала 34,1% акций Sibir Energy (сегодня ей принадлежит уже более половины бумаг компании), в состав совета директоров вошли два ее представителя - Вадим Яковлев и Игорь Цибельман, причем первый стал теперь председателем совета, а второй - гендиректором британской компании. В дочке газовой монополии они занимали посты замгендиректора по экономике и финансам и замначальника правового управления соответственно.

Другой крупный акционер - московское правительство (с учетом пакета акций, принадлежащего Банку Москвы, владеет 19,3% капитала) - также обозначил свое присутствие в компании, введя в совет генерального директора Центральной топливной компании (ЦТК) Дмитрия Беккера.

Оставшихся двух назначенцев в Sibir Energy склонны называть независимыми директорами. Однако кандидатуры Максима Викторова, члена совета директоров Московской нефтегазовой компании (МНГК) и Moscow NPZ Holdings, и Андрея Мартианова, исполнительного директора страховой компании МАКС, предложили ЦТК и "Газпром нефть". Таким образом, основные акционеры в совете директоров представлены в соотношении три к двум.

По мнению экспертов, такая структура совета оптимальна для того, чтобы представлять интересы всех акционеров. "Кадровые изменения в Sibir Energy давно напрашивались. В иностранных управленцах вообще нет смысла. Новый же состав совета скорее всего был сформирован не без предварительного согласования между основными акционерами и не дает большого преимущества ни одной из сторон. Придется договариваться, что крайне важно, если учесть наличие общих активов", - отметил главный аналитик ИК "Калита Финанс" Андрей Ганган.

Ведущий специалист департамента рыночных исследований "ИФД КапиталЪ" Виталий Крюков напомнил о том, что даже с учетом тех акций, которыми косвенно владеет Москва, ее пакет остается недостаточным (19,4%) для того, чтобы блокировать неудобные решения, которые могут быть приняты по деятельности Sibir Energy.

"Недостающие акции могут быть получены за счет покупки хотя бы части пакета, который оспаривают бизнесмены Шалва Чигиринский и Руслан Байсаров. "Газпром нефть" вряд ли будет препятствовать в этом Москве, но судебная тяжба может продолжаться еще очень долго", - пояснил эксперт.

Напомним, что Высокий суд Лондона в конце минувшей недели продлил действие ограничительных мер по спорному пакету акций (23,35%) до 1 октября. Ранее бумаги были арестованы в качестве меры обеспечения по иску Шалвы Чигиринского. Как пояснил источник в самой Sibir Energy, для скорейшего разрешения вопросов со спорным пакетом и с тем, какое количество акций должно достаться в итоге каждой из заинтересованных сторон, и был приглашен в качестве независимого директора Андрей Мартианов.

Основные акционеры заявляли, что в скором времени планируют подписать соглашение об управлении Sibir Energy. Как пояснили "Коммерсанту" в правительстве Москвы и "Газпром нефти", его подготовка продолжается и принципиальных разногласий у сторон нет. Но как сообщил источник знакомый с ситуацией, подписано оно будет не раньше середины осени.

Алексей Кокин из ИК "Метрополь" считает выбранный вчера состав совета директоров временным и отмечает, что он может измениться, когда окончательно будет решен вопрос с тем, кто получит долю Байсарова. Он называет странным введение в совет директоров из пяти человек двух независимых директоров и считает, что, скорее всего, они могут быть заменены на представителей "Газпром нефти", когда та консолидирует контролирующий пакет в компании.