Президент группы "Онэксим" Михаил Прохоров, владеющий около 17% акций "РусАла", считает выгодной новую оферту ГМК "Норильский никель", предложившего выкупить 20% своих акций у "РусАла"
 
Президент группы "Онэксим" Михаил Прохоров, владеющий около 17% акций "РусАла", считает выгодной новую оферту ГМК "Норильский никель", предложившего выкупить 20% своих акций у "РусАла"
RTV International

Президент группы "Онэксим" Михаил Прохоров, владеющий около 17% акций "Русала", считает выгодной новую оферту ГМК "Норильский никель", предложившей выкупить 20% своих акций у "Русала" за 12,8 млрд долларов, сообщает "Финмаркет".

"Я считаю, что "Русалу" выгодно принять оферту по продаже 20% акций "Норникеля". Ситуация, очевидно, в тупике, и одна из сторон должна принять решение о выходе. Я считаю, что предложенная с премией к рынку цена в 12,8 млрд долларов соответствует справедливой стоимости пакета", - говорится в опубликованном заявлении Прохорова.

Как считает Прохоров, продажа акций ГМК позволит значительно снизить долговую нагрузку "Русала" и повысить стоимость акций компании. "Онэксим" намерен поддержать данное предложение", - заявил Прохоров.

В минувшую пятницу стало известно, что "Норникель" направил ООО "ОК "Русал Управление инвестициями" предложение о продаже 20% акций ГМК за 12,8 млрд долларов.

Оферта "Норникеля" предполагает 42-процентную премию по сравнению с капитализацией ГМК на ММВБ на 16:30 пятницы, до новостей об оферте. По сравнению с предыдущей офертой "Норникеля" (12 млрд долларов за 25% ГМК) в новом предложение компании цена увеличена на 33%.

"Русал" заявил о необходимости внимательно изучить новую оферту. Совет директоров "Русала" поручил своему комитету по "Норникелю" изучить и обсудить предложение ГМК. Рекомендации комитета затем будут рассмотрены советом директоров.

Между тем основного бенефициара и гендиректора "Русала" Олега Дерипаску новое предложение не устраивает. "Ни совет директоров "Русала", ни я не поддержим оферту", - заявил он в интервью CNBC, добавив, что сделка возможна, но не по той цене, что предложена сейчас. При этом он не прокомментировал вопрос о том, является ли цена в 16,5-17 млрд долларов подходящей.