По мнению автора статьи в International Herald Tribune, углубленное изучение текста Корана позволит сильно разочаровать мусульманских мучеников, которые, по мнению журналиста, только и думают о встрече с черноокими девственницами. Их же ожидет просто белы
 
По мнению автора статьи в International Herald Tribune, углубленное изучение текста Корана позволит сильно разочаровать мусульманских мучеников, которые, по мнению журналиста, только и думают о встрече с черноокими девственницами. Их же ожидет просто белы
Архив NEWSru.com

"Девственницы зовут вас", - эти обращенные к подельникам слова террориста Мухаммеда Атты, "прославившегося" 11 сентября 2002 года, приведены в качестве своеобразного эпиграфа к статье появившейся сегодня в International Herald Tribune (с переводом можно познакомиться на сайте InoPressa.ru).

В исламе, отмечает ее автор, уже давно стало стереотипом считать, что мусульманские мученики отправляются в рай, где их ждут жаркие объятия 72 чернооких девственниц. Однако, по убеждению журналиста, более углубленное изучение текста Корана рисует куда менее чувственный рай.

Касаясь очень деликатной "проблемы" секса в загробной жизни последователей ислама, автор выражает надежду, что ее решение может по-настоящему "пробудить мусульманский мир", заставив определенную часть его представителей "сделать шаг в сторону от фундаментализма".

Некоторые исламские теологи, говорится в статье, считают, что целью попадания в рай является просто общение с девственницами, а не секс, пусть даже и на небесах. Другие же открыто трактуют ее как получение особых удовольствий. Так, утверждает автор публикации, один из толкователей Корана - аль-Суйути, писал, что половой акт в раю гораздо более продолжителен и настолько восхитителен, что, "если его испытать в этом мире, то можно лишиться сознания".

По всей вероятности, журналист из International Herald Tribune, действительно глубоко убежден, что именно такая интерпретация известных мест из священной книги служит движущей силой для последователей исламского фундаментализма.

Но не все потеряно! Теперь, по мнению журналиста, историки, лингвисты и археологи, обращаясь к Корану, начинают использовать те же методы, какие применялись при изучении Библии на протяжении последних 150 лет. Результаты этих исследований имеют "взрывоопасный характер", считает он.

Признавая литературные достоинства Корана, журналист из International Herald Tribune отмечает, тем не менее, что зачастую значения слов и фраз там не совсем ясны. Одна из причин этого заключается, по его мнению, в том, что арабский язык появился как письменный лишь вместе с Кораном. К тому же растет число свидетельств того, что многие слова языка этой книги были заимствованы из древнего сирийского или арамейского.

В подтверждение своих мыслей, автор публикации приводит то место из Корана, где говорится, что мучеников, отправляющихся в рай, на небе ожидает "хур". Ранние комментаторы трактовали это слово как "девственница", отсюда и возникли 72 супруги. Между тем, в арамейском языке слово "хур" означало "белый" и часто использовалось для обозначения "белого винограда".

Это новаторское исследование Корана инициировал ученый, по соображениям безопасности скрывающий свое имя под псевдонимом Христофор Люксенберг. Основываясь на его лингвистических изысканиях, не лишенный мужества журналист, полагает, что мученикам, прибывающим в рай, вместо девственниц, возможно, будет предложена гроздь винограда, и некоторые из них, естественно, сочтут это обманом.

Христофор Люксенберг глубоко убежден, что слово "виноград" лучше вписывается в данный контекст по нескольким причинам. Во-первых, в Коране понятие "хур" сравнивается с кристаллом и жемчужинами. Во-вторых, согласно современным представлениям, рай, так или иначе, полон фруктов, и особенно белого винограда.

В своем исследовании, вызвавшем, кстати, возмущение многих ученых, Люксенберг, кроме того, изменяет значение стиха, который приводят как доказательство того, что женщина должна носить чадру. Вместо повеления набожным женщинам закрыть чадрой лицо до груди, Люксенбер советует им "затянуть пояса вокруг бедер".

Есть в Коране еще один момент, заинтересовавший автора статьи. Пророка Мухаммеда называют там "умми". Это слово трактуется так, что основатель ислама был неграмотен, а значит, на взгляд современного человека, умеющего читать, все полученные Мухаммедом откровения вызывают еще большее удивление. Правда, автор приводит еще одно толкование слова "умми", которое, как считает ряд ученых, означает лишь то, что Магомет не принадлежал к "народу Книги" - то есть не был ни христианином, ни евреем.

В исламе имеется традиция дебатов и внесения поправок, называемая иджтихад, отмечается в статье. Однако, как полагает журналист, толкование Корана застыло в модели классических комментариев, написанных спустя два века после смерти пророка. История подъема и падения великих держав в течение последних трех тысячелетий указывает, по его мнению, на то, что люди имеют возможность свободно обсуждать все вопросы лишь тогда, когда снимаются религиозные табу. "Интеллектуальное расследование" может способствовать научному открытию, экономической революции и появлению новой сильной цивилизации, убежден автор публикации и подкрепляет этот тезис мнением исламоведов.

Так, Гэбриел Саид Рейнолдс, эксперт по исламу из университета Нотр-Дам в Индиане, считает, что табу в изучении Корана " до сих пор сильны" и называет новые исследования раннего ислама "первым шагом" к интеллектуальному пробуждению.

Однако преграды здесь, по мнению журналиста, ставят мусульманские фундаменталисты. Они считают каждое слово Корана языком Господа и яростно атакуют свободомыслящих ученых как еретиков. Мусульманская интеллигенция запугана, и ислам часто распространяется узколобыми экстремистами, сожалеет он.

И все же, продолжает автор публикации, ободряющие признаки есть. Они - в движении исламских феминисток, настаивающих на такой интерпретации религиозных постановлений, которые приведут к большему равенству полов. Они - в призывах одного из иранских теологов к более глубокому изучению сирийских корней Корана. Они - в усилиях тунисских и немецких ученых, работающих над новым изданием Корана, основанным на самых ранних манускриптах. Положительный сдвиг в фундаменталистском сознании, журналист усматривает и в том факте, что в Иране был освобожден профессор Хашем Агаджари, ранее приговоренный к смерти за сомнения в незыблемости исламских авторитетов.

"Разрыв порой ошибочных связей в религиозной традиции будет условием позитивной эволюции в других научных и интеллектуальных сферах", - цитирует автор слова Христофора Люксенберга.

Международное сообщество многое ставит на то, чтобы увидеть, как исламский мир снова встает на ноги. Препятствие к тому - не в Коране или исламе, а в фундаментализме. Я надеюсь на то, что новые и более глубокие исследования Корана - это признак зарождающейся Исламской Реформации и что будущим террористам будут обещать не 72 чернооких девственниц, а блюдо винограда, заключает журналист свою публикацию в International Herald Tribune.